Знание законов со школьной скамьи в СССР

0
560

В 1973 году Верховный Совет СССР принял Основы законодательства Союза ССР и союзных республик о народном образовании, где четко определены цели народного образования: «Подготовка высокообразованных, всесторонне развитых активных строителей коммунистического общества, воспитанных на идеях марксизма-ленинизма, в духе уважения к советским законам и социалистическому правопорядку…»

О том, как выполняет школа поставленные перед ней задачи по изучению права, нашему корреспонденту Т. КОПЫЛОВОЙ рассказывает министр просвещения СССР М. А. ПРОКОФЬЕВ.

—           Михаил Алексеевич, что делается в сегодняшней школе по правовому воспитанию учащихся?

—           Мне бы хотелось уточнить, что правовое воспитание — это часть единого процесса формирования Гражданина. Идейное, нравственное, правовое воспитание — грани одного целого. А без уважения к закону, без знания закона не может быть настоящего гражданина. В этом отношении наша школа имеет глубокие традиции. Еще в первых декретах Советской власти по народному образованию указывалась необходимость воспитания сознательного патриота, знающего свои права и обязанности.

Надо сказать, что за последнее время у школьников возрос интерес к праву. Создаются школы юного юриста, кинолектории, кино-университеты для старшеклассников. Проводятся юридические олимпиады. В стране существуют тысячи отрядов «Юных друзей пограничников», «Юных друзей милиции», «Юных друзей пожарных».

В декабре 1971 года Министерство юстиции СССР и Министерство просвещения СССР обсуждали вопросы правового образования на совместном заседании коллегий. Было принято постановление «Об улучшении изучения основ советского права в общеобразовательных школах, педагогических училищах и институтах».

Сейчас в старших классах ведется факультативный курс «Основы советского законодательства». Причем за два года количество изучающих увеличилось почти в три раза. В завершившемся учебном году 110 тысяч старшеклассников посещали эти занятия. Формы занятии разнообразны: уроки, семинары, контрольные работы, доклады.

В младших классах даются первые сведения о праве: при изучении учениками правил для учащихся, правил поведения детей и подростков, устава средней общеобразовательной школы. Особенно удачно эта работа ведется в школах Украины, Белоруссии, Литвы, Латвии, РСФСР.

В порядке эксперимента в ряде школ велось преподавание 35 часового курса «Основы советского государства и права». В 1972/73 учебном году этот курс изучали около пяти тысяч школьников Москвы, Эстонии, Латвии, Башкирии, а также Московской, Костромской, Алма-Атинской областей. В 1973/74 году рамки эксперимента расширены в десять раз. Включились школы Украины, Белоруссии, Казахстана, Узбекистана, Грузии, Азербайджана и Киргизии.

—           Михаил Алексеевич! Наш журнал публиковал материалы об этом интересном опыте. Корреспонденции о проведении эксперимента вызвали интерес читателей. Много поступило писем, вопросов, запросов. Это и понятно — школьники есть во многих семьях, так что можно смело сказать, что эксперимент затрагивает значительное число наших читателей. Передаю вам один из самых распространенных вопросов из читательских писем: как оцениваются первые итоги эксперимента?

—           Эксперимент выявил устойчивый, непреходящий интерес учащихся к праву. Поэтому мы на втором году расширили рамки эксперимента.

—           Когда Министерство просвещения СССР намеревается ввести «Основы советского государства и права» в учебный план школы?

—           Как только будет отработан учебник. Хотелось бы, чтобы это можно было сделать в 1975 году. Имеется в виду повсеместное введение этого предмета в восьмых классах школ,

—           Михаил Алексеевич, уже за первые два года накопился богатый опыт преподавания правовой дисциплины. Мы в журнале, к примеру, рассказывали, что в Сигулдской средней школе № 1 Латвийской ССР занятия по теме «Земельное право» проводятся непосредственно в колхозе, где школьники узнают о земле как общенародном достоянии, о правилах землепользования, об охране природы. Писали о том, что Лидия Петровна Красавина, председатель Калининского районного народного суда Москвы, ведет уроки права. Лидия Петровна брала старые, уже рассмотренные дела о мелком хулиганстве и мелкой спекуляции и предлагала ученикам «поработать» за судей. Несколько раз приглашала школьников в районный народный суд. Причем подбирала такие дела, которые были бы понятны ребятам, чтобы они могли правильно оценить поступки подсудимого и выводы судей.

Приводились в журнале и другие примеры ведения правовых уроков.

Как вы оцениваете подобные формы уроков «Основ права»?

—           Конечно, уроки должны быть не монотонны, увлекательны, доказательны. Опыт Сигулдской средней школы № 1 достоин всяческой поддержки. Очень хорошо, если на урок, посвященный теме «Суд, прокуратура и другие правоохранительные органы», будет приглашен юрист, который расскажет о работе этих органов, об их высокой миссии по соблюдению законов всеми учреждениями, должностными лицами и гражданами. При изучении темы «Защита Отечества — священный долг гражданина СССР» очень полезно было бы приглашать на урок работника райвоенкомата, который сможет дополнить материал живыми примерами.

Но я не могу не высказать сомнения по поводу посещения восьмиклассниками народных судов.

4 Судебный процесс — сильное средство воздействия. И как всякое сильное средство оно требует умелой дозировки, весьма осторожного обращения. Посмотрите, как бывает: подсудимый на процессе изворачивается, выдвигает «объективные» причины, толкнувшие его на преступление, причем иной раз весьма убедительные. Защитник, выступающий после государственного обвинителя, убедительно говорит о смягчающих ответственность обстоятельствах. Последним выступает подсудимый: он раскаивается, просит прощения, заверяет, что никогда не совершит правонарушений. И все же — приговор и осуждение. Не каждый школьник поймет и оценит справедливость судей.

—           Поэтому и должен на процессе рядом с ребятами быть опытный юрист…

—           И не просто опытный юрист, но юрист, обладающий педагогическим чутьем, умеющий сразу подметить изменившееся настроение ребят, объяснить им закономерность и необходимость тех или иных юридических действий. Согласитесь — не всегда можно найти у судей столь редкое сочетание юриста и педагога. Поэтому мы и не можем безоговорочно рекомендовать посещение школьниками судебных процессов.

—           Но все-таки такие люди встречаются?

—           Да. И они нам, работникам просвещения, оказывают большую помощь. Недавно значком «Отличник народного просвещения» награждена Фаина Петровна Фурсова — народный судья Советского районного народного суда Москвы. Шестнадцать лет Фаина Петровна разбирает в суде дела несовершеннолетних. Одна из лучших московских народных судей, она и ранее была активным пропагандистом правовых знаний среди школьников, подростков, а в последние годы стала вести факультативные уроки по основам советского законодательства.

Рассказывая в журнале «Семья и школа?» о своих уроках, Фаина Петровна Фурсова так выразила задачу правового воспитания: «…Дело не в острой начинке. По этому пути идти нельзя… В том-то и суть, что заинтересовать ребят надо было совсем другим: не рассказами об уголовных преступлениях, не подробностями и деталями убийств, а примерами нравственной силы закона.

Я стараюсь вести уроки не в форме лекции, а в живом стиле диалога, беседы с использованием примеров из судебной практики. Примеры должны быть тщательно подобраны. И с тем расчетом, чтобы школьники сами приходили к мысли о вредности, ненужности, преступности тех или иных поступков. Такая форма урока, когда учащиеся самостоятельно оценивают поведение участников какого-то случая, представляется мне наиболее действенной. Ребята живо и .остро реагируют на рассказанное событие, им интересно самим давать толкование мотивов и поступков, Как важно вовремя повернуть подростков в нужном направлении!..»

То, что люди, подобные Фаине Петровне Фурсовой, пришли к ребятам,— еще один положительный итог введения курса правовых дисциплин в школе.

—           И все-таки существуют ли какие-либо конкретные рекомендации Министерства просвещения СССР о посещении школьниками судебных процессов?

—           Нет, как это следует из нашей беседы, такие посещения надо рассматривать, скорее, как исключение, а не как правило. Исключение, допустимое при соблюдении условий, изложенных выше.

—           Время споров, кому вести правовые уроки в школе — юристу или учителю, прошло. Выработано единое мнение — учителю. Но ведь это не значит, что юристы могут оставаться в стороне от этой важной работы?

—           Разумеется. Нам большую помощь оказали Министерство юстиции СССР, МВД СССР, Прокуратура СССР в подборе и закреплении за школами юристов. Надеемся, что -эти контакты будут крепнуть и углубляться. Юрист будет всегда другом школы, помощником для учителя в проведении уроков права, своеобразным методистом по правовому просвещению и воспитанию.

Надо отметить, что юристы на местах сразу и охотно откликнулись на предложения помочь школе наладить правовое просвещение. И произошло это потому, что именно юристы — судьи, прокуроры, адвокаты, сотрудники милиции, чаще других сталкиваясь с несовершеннолетними правонарушителями, понимали необходимость и безотлагательность правового воспитания подростков.

—           Скажите, Михаил Алексеевич, как готовятся кадры преподавателей курса «Основ советского государства и права»?

—           Преподаватели, которые вели правовые уроки в восьмых классах школ, включившихся в эксперимент, проходили юридическую подготовку в институтах усовершенствования учителей, где они прослушали циклы лекций по вопросам государства и права, методике правового воспитания. В Азербайджане для этих целей используются республиканские курсы повышения квалификации работников юстиции (вновь — помощь Министерства юстиции преподавателям!).

Учителя занимаются здесь с отрывом от производства по 144-часовой программе. В Эстонии, Литве юридическая подготовка преподавателей, которые ведут правовое обучение в школах, осуществляется на базе народных университетов и их факультетов.

В Ленинграде перед началом минувшего учебного года городской отдел юстиции провел два семинара. Первый совместно с юридическим факультетом ЛГУ — для учителей, ответственных за ведение юридических дисциплин (в Ленинграде в каждой школе есть такой учитель). Второй — в педагогическом институте имени Герцена. На него собрались юристы-практики, привлеченные к преподаванию в школе.

Таким образом, и юристам, и учителям была оказана необходимая помощь в преподавании юридического курса в школе. Ленинград, надо сказать, фундаментально готовится к введению курса «Основы советского государства и права». Здесь постоянно действуют курсы института усовершенствования учителей. Созданы консультационные пункты: городской — на юридическом факультете ЛГУ и районные — при методических кабинетах роно.

Следует отметить, что сейчас учебно-методическая база значительно окрепла. В большинстве союзных республик и многих областях органы министерства юстиции вместе с органами народного образования разработали и направили в школы учебные программы, методические разработки и письма. Большую помощь в этой работе оказывают ученые-юристы юридических факультетов Ленинградского и Воронежского университетов. Они подготовили в 1972 году учебнометодические пособия по основам советского права. Издательство «Просвещение» выпустило работу Геннадия Павловича Давыдова и Дмитрия Степановича Карева «Изучений вопросов государства и права в курсе «Обществоведение». Ростовским государственным университетом издана работа Ивана Федоровича Рябко «Основы правовой педагогики».

Изучению в школах правовой дисциплины помогают также учебные пособия для курса «Основы советского государства и права», которые выпущены для экспериментальной проверки в школах.

—           Как готовятся будущие учителя — нынешние студенты педагогических вузов к преподаванию правовой дисциплины?

—           Два года назад было введено изучение «Основ советского государства и права» студентами —- историками и будущими преподавателями обществоведения. Вначале это был 40-часовой курс, ныне — 60-часовой. Помимо этого для студентов исторических и историко-педагогических факультетов пединститутов введен 20-часовой спецкурс «Методика правового воспитания». На остальных факультетах правовая дисциплина вводится для желающих. В педагогических училищах и институтах организованы правовое отделения и факультеты университетов общественных профессий, действуют юридические лектории, проводятся тематические вечера, встречи с юристами.

—           Достаточен ли курс в 40, 60, даже в 80 часов для завтрашних, историков, преподавателей обществоведения, то есть для тех, на кого в полной мере ляжет ответственность за правовое воспитание учащихся?

—           Нельзя эффективность измерять количеством часов. Часы — производное от объема требований, объема материала. Если практика работы потребует большего объема, будем искать часы. Хотя, не скрою, это делать трудно.

—           Последний вопрос, Михаил Алексеевич. Что бы вы хотели сказать нашим читателям? А это — большая аудитория.

—           Мне хочется миллионам родителей напомнить, как важны контакты со школой. Что на нас, работниках просвещения, и на них, папах и мамах, лежит ответственность за воспитание подрастающего поколения. И что в деле правового воспитания детей и подростков школа ждет от родителей понимания и поддержки. В свою очередь мы готовы оказать помощь. Школы организуют университеты для родителей, собрания отцов, беседы с родителями: трудновоспитуемых подростков.

И то, что журнал «Человек и закон» начиная с этого номера публикует цикл статей в помощь учителям, ученикам, родителям, желающим познакомиться с «Основами советского государства и права»,— очень нужное и полезное начинание. Подспорье учителям и родителям.