Законная сила приговора

0
314

Народный суд рассмотрел уголовное дело, признал подсудимого виновным и вынес обвинительный приговор. Казалось бы, приговор нужно немедленно привести в исполнение: приговоренного к лишению свободы направить в колонию или тюрьму, осужденного к исправительным работам передать в ведение соответствующего органа МВД, с оштрафованного взыскать штраф и так далее.

Однако это решается не так просто. По общему правилу должен быть исполнен тот приговор, который вступил в законную силу. Исключение касается лишь оправдательного приговора. Его исполняют немедленно, тотчас после провозглашения; если, например, человек находился под стражей, то его освобождают тут же, в зале суда. В отношении обвинительного приговора действует принцип: пока приговор не вступил в законную силу, никто не вправе настаивать на претворении его в жизнь — ни частично, ни полностью.

Что же такое «законная сила приговора», когда, при каких условиях приговор обретает эту силу?

Осужденный, его защитник и законный представитель (родители, усыновители несовершеннолетнего, его опекуны и так далее), потерпевший и его представитель вправе обжаловать приговор в вышестоящий суд (этот суд называют кассационной, или второй, инстанцией). А вот прокурор не только вправе, но и обязан опротестовать в кассационном порядке каждый незаконный или необоснованный приговор. В кассационном порядке может быть обжалован или опротестован приговор любого суда, кроме приговоров Верховного Суда СССР и Верховных судов союзных республик. Поданные в срок (в РСФСР и большинстве других союзных республик — семь суток) кассационная жалоба либо протест служат поводом для проверки судом второй инстанции законности и обоснованности приговора

И лишь когда кассационная инстанция проверила дело и признала, что разрешено оно правильно, вынесенный приговор законен и обоснован, приговор обретает законную силу и подлежит исполнению. Если же приговор не был обжалован или опротестован прокурором в кассационном порядке, по истечении кассационного срока он вступает в силу.

Итак, приговор вступил в законную силу. Что из этого следует? Наделен ли он силой закона, равнозначен ли закону? И да, и нет. Закон регулирует жизнь общества, и в этом смысле он всеобъемлющ, относится ко всем гражданам, должностным лицам, предприятиям, учреждениям. Закон рассчитан на многократное применение в типичных, схожих ситуациях. Судебный приговор касается лишь конкретных фактов и затрагивает интересы только тех лиц, которые признаны виновными в преступных действиях. Приговор обладает силой закона в отношении указанных в нем лиц, обязателен к исполнению всеми, к кому он обращен. Вот почему приговоры выносятся именем государства. Верховный Суд СССР и военные трибуналы постановляют приговоры именем СССР, суды союзных республик—Верховный и нижестоящие—именем соответствующей союзной республики.

И все же не исключено, что приговор, вступивший в законную силу, может оказаться неправильным. Причины тому бывают разные. В одном случае ошибка, допущенная судом первой инстанции, осталась не замеченной при проверке приговора в кассационном порядке В другом — суд кассационной инстанции, внеся изменения в приговор, сам допустил , ошибку. В третьем — неправосудный приговор

иступил в законную силу потому, что в установленный срок никто его не обжаловал, не опротестовал.

Принятие ошибочных решений судами первой, а затем и второй инстанции — факт чрезвычайно редкий. Подавляющее большинство уголовных дел, как свидетельствует статистика, получает свое окончательное и притом правильное разрешение в суде первой инстанции. Немногим более трети всех приговоров обжалуется или опротестовывается в кассационном порядке, из них — важно подчеркнуть — более 95 процентов признаются правосудными. И только незначительная часть приговоров в дальнейшем привлекает к себе внимание суда надзорной инстанции. Но каким бы малым пи было число ошибочных решений, хотя бы оно выражалось в считанных единицах, необходимы реальные средства для исправления судебной ошибки, устранения несправедливости.

Законодатель, провозгласив незыблемость приговоров, вступивших в законную силу, при всем том предусмотрел возможность в отдельных случаях проверять их справедливость. Такая проверка носит название надзорного производства.

Посмотрим, в чем ее особенности. Сразу отметим, что производство в порядке судебного надзора — это не обычная стадия процесса, как, например, кассационная проверка приговоров. Обжалование приговора в кассационном порядке влечет за собой его непременную проверку. В стадии же судебного надзора подача жалобы заинтересованным лицом (осужденным, потерпевшим и так далее) вовсе не означает, что за этим обязательно последует судебная проверка вступившего в законную силу приговора. Жалоба вначале будет изучена одним из уполномоченных па то руководящих работников судебных и прокурорских органов. Это Председатель Верховного Суда СССР, Генеральный Прокурор СССР и их заместители, председатель Верховного суда и прокурор союзной республики и их заместители, председатель Верховного суда и прокурор автономной республики, председатель краевого, областного, окружного суда и соответствующий прокурор. И лишь после того, как эти должностные лица признают жалобу обоснованной, они приносят протест на приговор. Такой протест в отличие от кассационного именуется протестом в порядке надзора. В какие же судебные инстанции он направляется?

Надзорными судебными инстанциями являются Пленум и судебные коллегии Верховного Суда СССР, пленум (либо президиум) и судебные коллегии Верховных судов союзных республик, президиум Верховного суда автономной республики, президиум краевого, областного, окружного суда. Каждое из указанных выше должностных лиц вправе принести протест в соответствующий суд, а также в нижестоящую судебную инстанцию. К примеру, председатель Верховного суда РСФСР либо прокурор РСФСР компетентен принести протест не только в президиум Верховного суда РСФСР, но и в президиум Верховного суда любой из автономных республик или президиум суда края, области, округа, входящих в состав Российской Федерации, либо в судебную коллегию Верховного суда РСФСР, если приговор областного или равного ему суда не пересматривался в кассационном порядке.

Несколько иначе определены надзорные права Председателя Верховного Суда СССР. Он, помимо Пленума и судебных коллегий Верховного Суда СССР, может внести надзорный протест лишь в пленум (президиум) Верховного суда союзной республики. Заместители Председателя Верховного Суда СССР вправе принести надзорный протест в те же судебные инстанции, кроме Пленума Верховного Суда СССР.

Как же разграничены полномочия судов надзорной инстанции?

Президиум Верховного суда автономной республики, а также краевого, областного, окружного суда вправе пересматривать вступившие в законную силу приговоры народных судов, действующих на соответствующей территории. Верховный суд союзной республики может пересмотреть приговоры Верховных судов АССР, областных и равных им судов, а также постановления президиумов этих судов. Верховный Суд СССР проверяет лишь приговоры Верховных судов союзных республик, вынесенные по первой инстанции (в кассационном порядке, как уже указывалось, они обжалованию не подлежат), а также постановления пленумов (президиумов) этих судов.

Как же осуществляется надзорная функция на практике? Мы уже говорили, что непременное условие проверки вступившего в законную силу приговора — протест прокурора или председателя суда. Протест может быть внесен в связи с проверкой жалобы, поданной на приговор осужденным, его защитником, потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком или их представителями. Поводом к проверке дела могут быть также обращения представителей общественности, сигналы печати или личное усмотрение самого должностного лица.

Но во всех случаях основанием для принесения протеста служит не сама жалоба или иной сигнал, а лишь установленная при проверке дела незаконность и необоснованность приговора. Незаконным и необоснованным признается приговор, выводы которого построены не на объективных доказательствах, а на предположениях. Не может остаться в силе приговор, когда обстоятельства дела не были исследованы судом с надлежащей полнотой, всесторонностью и объективностью, в том числе и ввиду нарушения норм процесса, когда неправильно были квалифицированы действия осужденного, когда, наконец, наказание явно не соответствует тяжести содеянного и назначено без учета данных о личности осужденного. Неправосудный приговор не должен и не может обладать силой закона, поэтому во имя торжества справедливости он в любом случае подлежит отмене либо изменению.

Законодатель не ограничил возможности пересмотра приговоров в порядке надзора какими-то сроками. Однако это обстоятельство не может служить оправданием несвоевременного исправления выявленной судебной ошибки. Если возникли веские сомнения в правильности приговора, то они должны быть немедленно проверены и устранены. Сомнения в том, что осужденный виновен и обоснованно осужден, должны обязательно привести к быстрейшей проверке приговора, и обязанность должностных лиц суда, прокуратуры свести к минимуму вред, причиненный невиновному. Есть сомнения в законности оправдания — значит, надо принять экстренные меры к тому, чтобы преступник не ушел от ответственности. Ведь известно, что эффективность наказания во многом зависит от быстроты его применения. Для некоторых случаев законом установлены предельные сроки надзорного пересмотра приговора. По истечении года с момента вступления в законную силу не могут быть пересмотрены оправдательные приговоры, а также приговоры, которыми определена несоразмерно мягкая мера наказания. Этот принцип — еще одно свидетельство гуманности советского уголовно-процессуального законодательства.

Итак, дело проверено и должностное лицо пришло к выводу о необходимости опротестовать приговор. Составляется протест, и его вместе с делом направляют в соответствующий суд. Но может случиться так, что, пока суд рассмотрит протест, приговор, который не соответствует закону, будет исполнен.

Чтобы этого не произошло, лицо, внесшее протест, вправе приостановить исполнение приговора. Поскольку речь идет о приговоре, вступившем в законную силу, эта мера, конечно, является чрезвычайной. Поэтому закон предельно ограничил круг лиц, располагающих правом приостанавливать исполнение приговоров. К ним относятся Председатель Верховного Суда СССР, Генеральный Прокурор СССР и их заместители, председатель Военной коллегии Верховного Суда СССР, Главный военный прокурор, председатель Верховного суда и прокурор союзной республики. Процессуальным законодательством РСФСР такое право предоставлено также заместителям председателя Верховного суда РСФСР и заместителям прокурора республики.

А теперь посмотрим, как рассматриваются протесты надзорной инстанцией, в частности президиумом Верховного суда автономной республики, краевого, областного или равного им суда. Состоит президиум из председателя суда, его заместителей и нескольких членов суда. Протест на приговор рассматривается в судебном заседании.

В нем участвует прокурор соответствующей автономной республики, края, области. В случае надобности в суд может быть вызван осужденный (оправданный) или его защитник.

Начинается заседание с того, что один из судей докладывает содержание протеста. Затем члены президиума детально обсуждают протест, сопоставляя его доводы с материалами дела. Прокурор поддерживает принесенный им протест или дает заключение по протесту председателя суда. Решение принимается членами президиума по большинству голосов.

Президиумы Верховных судов автономных республик, краевых, областных и равных им судов наиболее приближены к народным судам, поэтому они в порядке надзора рассматривают большинство уголовных дел. Такая организация судебного надзора дает возможность быстро и оперативно исправлять ошибки судов первой и второй инстанций и тем самым оказывать влияние на формирование правильной и единообразной судебной практики.

Президиумы (пленумы) Верховных судов союзных республик рассматривают дела в таком же порядке, как и президиумы нижестоящих судов. Обязательным является участие прокурора республики. В заседании Пленума Верховного Суда СССР участвуют Генеральный Прокурор СССР и министр юстиции СССР.

Полномочия надзорной инстанции при проверке правильности приговора ограничены рядом условий, главное из которых кратко может быть сформулировано так: суд надзорной инстанции сам не вправе принять такое решение по приговору, которое ухудшило бы положение осужденного. Это значит, что надзорная инстанция может отменить обвинительный приговор и прекратить дело, смягчить наказание осужденному или применить закон о менее тяжком преступлении. Но она не вправе сама непосредственно усилить назначенное приговором наказание, скажем заменить исправительные работы лишением свободы. Надзорная инстанция не имеет права также отменить оправдательный приговор, признать оправданного виновным и назначить ему наказание. Если протест принесен ввиду неправильного оправдания или мягкости наказания, надзорная инстанция, согласившись с протестом, может лишь отменить приговор и направить дело на повое рассмотрение в суд первой либо второй инстанции.

До сих пор мы говорили об основаниях и самой процедуре приговора и порядке судебного надзора, подчеркивая необычность, исключительность этой стадии. Читатель вправе предположить, что и дела, которые доходят до надзорной инстанции, тоже нс совсем обычные. Это действительно так. Дела, рассматриваемые надзорной инстанцией, как правило, очень сложные по самому характеру совершенного преступления, по оценке собранных в них доказательств. Они часто заключают в себе запуганный клубок человеческих взаимоотношений, спорных и неясных фактов. Без преувеличения можно утверждать, что до надзорной инстанции, особенно до Пленума Верховного Суда СССР, доходят, как правило, именно такие дела.

Вот один из примеров. Николаевским областным судом некий Руссов за умышленное убийство Сиреико был приговорен к десяти годам лишения свободы. Осужденный, студент 3 курса кораблестроительного института, поссорившись с Сиреико, студентом I курса того же института, дважды ударил его по лицу От ударов Сиреико упал и скончался. Верховный суд Украинской ССР, рассмотрев дело в кассационном порядке, пришел к выводу, что Руссов виновен не в умышленном убийстве, а в умышленном причинении тяжких телесных повреждений, повлекших за собой смерть потерпевшего. Верховный суд изменил квалификацию действий осужденного, но меру наказания оставил прежней.

Мы видим, что вторая инстанция внесла существенное изменение в приговор, но п она, как потом оказалось, была далека от истины.

В связи с жалобами Руссова на неправильное осуждение дело его было проверено в Прокуратуре СССР. Обстоятельства происшествия выглядели так. Летним днем Сиреико и его однокурсник Сердюк, выпив спиртного, зашли в магазин, где увидели молодую продавщицу, и пригласили ее пойти с ними в кино. Девушка отказалась. Тогда Сердюк взял ее за руку, а Сиренко снял наручные часы п заявил, что она получит их вечером в кинотеатре. Затем оба ушли. Вскоре в магазин вошла группа студентов, среди которых бы/г Руссов. Продавщица рассказала им о происшедшем и попросила Руссова помочь ей вернуть часы. Руссов и его товарищи догнали Сиренко и Сердюка у студенческого общежития и потребовали вернуть часы девушке. Сиренко отказался. Возникла ссора, во время которой Руссов дважды ударил Сиренко руками по лицу. Сиренко упал и гут же скончался. Объясняя в дальнейшем свои действия, Руссов утверждал, что нанес Сиренко две пощечины, но вовсе не желал таких трагических последствий. Объяснения его были подтверждены показаниями очевидцев, а также заключением судебно-медицинской экспертизы о том, что смерть потерпевшего хотя и явилась следствием нанесенных ему ударов, однако нанесены они были не с большой силой… «скорее всего ладонью… Это очень редкий случай наступления смерти».

Оценив обстановку происшествия, поведение осужденного и потерпевшего, Генеральный Прокурор СССР пришел к выводу, что Руссов, нанося удары Сиренко, не имел намерения лишить его жизни и не предвидел возможности такого исхода. Следовательно, осуждение его за умышленное преступление неправильно. Однако, нанося потерпевшему удары по лицу, Руссов должен был предвидеть возможность его падения и смерти. Поэтому он ответствен за убийство по неосторожности.

Пленум Верховного Суда СССР, согласившись с протестом Генерального Прокурора СССР, оценил действия Руссова как неосторожное убийство и снизил ему наказание до трех лет лишения свободы.

В ряде случаев суд надзорной инстанции сталкивается с делами лиц, осужденных за убийство или причинение тяжких телесных повреждений при обороне от нападения. Дела эти, как правило, очень сложны. Иной раз бывает трудно определить, действительно ли человек действовал в состоянии необходимой обороны, превысил он ее пределы или вообще ничем не нарушил закон, хотя внешне, со стороны, его действия кажутся преступными. Этой трудностью подчас и объясняется надобность в дополнительной — надзорной проверке такого рода дел.

Иногда в надзорную инстанцию, вплоть до Пленума Верховного Суда СССР, поступают дела, в которых все факты установлены точно, дана верная юридическая оценка действиям осужденного, но назначена ему неправильная — либо слишком суровая, либо излишне мягкая—мера наказания. А по закону назначение наказания, несоразмерного тяжести совершенного преступления и без учета данных о личности виновного, является безусловным поводом к отмене либо изменению приговора.. И вот надзорная инстанция, являющаяся еще одной гарантией законности и справедливости, исправляет ошибки нижестоящих судов, ищет и находит ту единственно разумную меру наказания, которая полностью соответствует требованиям закона.

Сошлемся на такой пример. Народным судом за нарушение правил безопасности движения, повлекшее гибель потерпевшего, шофер строительного управления Шахвердиев был осужден к восьми годам лишения свободы. Судебная коллегия Верховного суда Азербайджанской ССР оставила приговор без изменения, а президиум Верховного суда республики изменил приговор и смягчил назначенный судом режим отбывания осужденным наказания.

Шахвердиев обжаловал приговор в Верховный Суд СССР. Проверкой было установлено, что Шахвердиев, управляя автомашиной «Москвич», проезжал через окраину села. Впереди, примерно метрах в шестидесяти, он увидел группу малолетних детей, стоявших у дороги. Неожиданно для него дети стали перебегать дорогу перед автомашиной. Пытаясь предотвратить наезд, Шахвердиев резко повернул машину влево и сбил стоявшую па обочине дороги девочку. Автомобиль оказался в кювете. Вина Шахвердпева состоит в том, что, заметив малолетних детей, он не снизил скорость до такого предела, который гарантировал бы безопасность движения. Но при оценке степени ответственности Шахвердпева, по мнению Пленума Верховного Суда СССР, следовало учесть, что несчастный случай произошел не только по его вине, но и вследствие грубого нарушения детьми правил движения. Шахвердиев — не злостный нарушитель правил безопасности движения. Нарушение — следствие неосторожности. Он пытался предотвратить наезд, но меры его оказались запоздалыми и безуспешными. Ранее Шахвердиев не был судим, характеризуется положительно, на его иждивении шесть членов семьи. Председатель Верховного Суда СССР пришел к выводу, что Шахвердиеву наказание было назначено слишком суровое, без учета всех этих обстоятельств. Поэтому он опротестовал приговор в Пленум Верховного Суда СССР, который согласился с протестом и снизил виновному наказание до четырех лет лишения свободы.

Производство в порядке судебного надзора — важное и эффективное средство проверки приговоров, оно гарантирует, что исполнены, претворены в жизнь будут только те из них, которые отвечают требованию закона.

О. ТЕМУШКИН, кандидат юридических наук, государственный советник юстиции III класса