Уголовное преследование, уголовное обвинение, окончание уголовного преследования

Есть процессуалисты, которые рассматривают обвинение как направление процессуальной деятельности, осуществление которого начинается с того момента, как было вынесено постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого. В данном ракурсе обвинение, выполняя процессуальную функцию, распространяется только на лицо, по отношению к которому, при соблюдении установленного законом порядка, выдвинуто утверждение о том, что им было совершено преступление, т. е. на лицо, которое привлекается к уголовной ответственности в качестве обвиняемого. Но если одними сторонниками данного взгляда отождествляется «уголовное преследование» и «уголовное обвинение», то, по мнению других, процессуальная деятельность, составляющая содержание уголовного преследования, по объему шире, чем  обвинение и включает его в свой состав.

Соответственно, вопрос о моменте процесса, являющегося началом уголовному преследованию, должен решаться в зависимости от содержания, вкладываемого в данное понятие. Если рассматривать уголовное преследование в качестве обвинения в процессуальном смысле и использовать эти термины как синонимы, то совершенно бесспорно, что моментом его возникновения будет привлечение лица в качестве обвиняемого. Если уголовным преследованием считать также принятие к подозреваемому мер процессуального принуждения, то тогда логичным будет вывод о том, что уголовное преследование шире обвинения и в определенных случаях начинается до того, как предъявлено обвинение. Если же подразумевать под уголовным преследованием, основываясь на филологическом смысле самой терминологии, целеустремленное и постепенное движение по «следам» ставшего известным общественно опасного деяния до полного раскрытия преступления и изобличения виновных, то необходимо признать, что оно является неотъемлемой чертой всех следственных действий, которые производятся, чтобы выявить, собрать и проверить «следы» преступления и судебные доказательства. Подобное преследование, которое выражается собиранием доказательств преступления, начинается тогда же, когда и первое следственное действие органа предварительного следствия или дознания. Эти органы, занимаясь сбором доказательств, одновременно осуществляют преследование и изобличение субъекта преступления, т.к. следы, оставленные расследуемым преступным деянием являются его следами. Настоящее суждение подтверждает и семантика этого понятия. Обратимся к составляющим его терминам. «Уголовный» — тот, который относится к преступлениям, преступности и ее наказуемости; «преследование» от «преследовать» — следовать, гнаться за кем-либо, чтобы поймать, уничтожить; неотступно следовать за кем-либо; притеснять, угнетать, подвергать гонениям; стремиться к чему-либо. В связи с этим, в русском языке «уголовное преследование» может означать неотступное следование за лицом, которое совершило преступление, чтобы его поймать.

При этом если уголовное преследование понимать как любую деятельность, направленную на установление обстоятельств происшествия, то можно сделать вывод, что ее началом служит момент наступления повода к возбуждению уголовного дела. Таким образом, рассматриваемая нами категория сольется с понятием «производство по делу», что нежелательно. Началом уголовного преследования является момент, когда принимается решение ограничить права гражданина, чтобы обеспечить изобличение его в совершении преступления либо момента, когда  права были фактически ограничены с той же целью. Начало уголовно-процессуальной деятельности, выраженное постановлением о возбуждении уголовного дела по факту совершенного деяния, а не в отношении лица, по нашему мнению, не всегда служит, не смотря на утверждения некоторых авторов, началом уголовному преследованию. В связи с этим, на наш взгляд, более правильно начало уголовного преследования увязывать с деятельностью, направленной на изобличение в совершении преступления определенного лица. В правоприменении есть несколько разновидностей подобных ситуаций:

— предъявление обвинения;

— постановка лица в статус подозреваемого;

— осуществление следственных действий, принятие других мер для изобличения лица или свидетельствующих о наличии подозрений против него.

По отношению к моменту окончания уголовного преследования необходимо сказать следующее.

В уголовно-процессуальном законодательстве содержатся термины «прекращение уголовного дела» и «прекращение уголовного преследования», с которыми обычно отождествляется окончание деятельности, направленной на изобличение обвиняемого или подозреваемого в совершении преступления. Например, Н. П. Ефремовой отмечается, что отказ в уголовном преследовании является решением о фактическом не преследовании лица, вовлеченного в уголовно-процессуальные отношения, из-за которых ограничиваются его права и свободы. Правильность данного суждения в том, что здесь есть сравнительно четкое обозначение момента, когда оканчивается рассматриваемая деятельность. Он связан с моментом приобретения юридической силы соответствующим постановлением следователя, судьи (определением суда).
Однако, представляется, что прекращение уголовного преследования как процессуальный акт является не единственным способом отказаться от деятельности, направленной на изобличение лица в инкриминируемом деянии.

Частью 4 ст. 246 УПК РФ предусматривается отказ (частичный или полный) государственного обвинителя от обвинения в процессе судебного разбирательства. Такие же правила согласно ч. 1 ст. 239 УПК РФ применимы к стадии подготовки и стадии назначения судебного заседания. Термин «обвинение» в контексте рассматриваемых правовых предписаний, вероятно, понимается как утверждение, выдвинутое согласно установленному законом порядку, о том, что определенное лицо совершило преступное деяние. Но логичным будет предположение, что государственным обвинителем при отказе от обвинительного тезиса должна быть прекращена (полностью или частично) и дальнейшая деятельность, направленная на изобличение лица. Это означает, что он должен отказаться от уголовного преследования. Принять же решение относительно прекращения уголовного преследования или уголовного дела может только суд, т.к. это относится к его компетенции. Тем более что может возникнуть временной разрыв (в некоторых случаях значительный) между моментом, когда обвинитель отказался от уголовного преследования и когда суд вынес постановление (определение).

Возникновение частичного отказа от уголовного преследования возможно в случае изменения следователем обвинения. К примеру, если при расследовании уголовного дела о краже не подтвердился факт нанесения значительного ущерба гражданину, но был установлен факт совершения деяния группой лиц по предварительному сговору, то от уголовного преследования по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ будет отказано, а деяние будет переквалифицировано по п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ. Эта процедура осуществиться в соответствии с ч. 1 ст. 175 УПК РФ – будет вынесено новое постановление относительно привлечения в качестве обвиняемого и оно будет предъявлено надлежащему субъекту.

Началом уголовного преследования могут служить следственные действия, а также иные меры, предпринимаемые чтобы изобличить лицо или свидетельствующие о наличии подозрений против него. О подозрении нужно отметить, что его формирование может происходить как при предварительном расследовании, так и до него. Вероятна ситуация совпадения во времени появления подозрения и установления достаточных данных, которые указывают на признаки преступления, т. е. возникновение подозрения одновременно с основанием к возбуждению уголовного дела. Случаются и ситуации появления данных о причастности конкретного лица к определенной жизненной ситуации в такой момент производства, когда у самого действия либо бездействия еще не установлен преступный характер, а соответственно, еще нет основания к возбуждению дела. В частности, когда первоначальная информация о происшествии содержит сведения о совершившем его лице. При проверке подобного сообщения, чтобы установить наличие основания к возбуждению дела государственные органы и должностные лица занимаются сбором сведений, которые могут войти как в совокупность данных, указывающих на признаки преступления, т. е. являющихся одновременно достаточными, чтобы принять решение о возбуждении уголовного дела и поставить лицо в статус преследуемого.

Большинство авторов солидарны во мнении, что уголовное преследование (обвинительная деятельность) начинается уже на первом этапе судопроизводства. Л. И. Малахова пишет, что «данная функция появляется в стадии возбуждения уголовного дела и присутствует  на протяжении всего производства по делу, на всех стадиях уголовного процесса, до тех пор, пока имеются основания считать конкретное лицо виновным в инкриминируемом преступлении и заслуживающим применить к нему наказание». М. П. Поляков и А. С. Александров считают «уголовное преследование деятельностью, совершаемой стороной обвинения на всех стадиях, не смотря на то, что осуществляется она в различном порядке и формах».

Окончено уголовное преследование может быть следующим образом:

1) государственный обвинитель полностью или частично отказывается от обвинения на подготовительной стадии, стадии назначения судебного заседания или стадии судебного разбирательства;

2) дознаватель, следователь, судья постановили прекратить уголовное дело или уголовное преследование;

3) вынесено и предъявлено новое постановление относительно привлечения лица в качестве обвиняемого;

4) вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела;

5) отказ осуществлять дальнейшую деятельность, направленную на изобличение лица в совершении преступления, который нигде не фиксируется.

В первых четырех случаях момент, заканчивающий уголовное преследование достаточно понятен – это момент, когда  соответствующий процессуальный документ выноситься и приобретает юридическую силу. В последнем случае этот момент не определен четко, что явно не способствует защите законных интересов и прав личности.

Вышеизложенное позволяет обратиться к формулированию авторской дефиниции «прекращение уголовного преследования».

Определения указанной категории, предложенные теорией уголовного процесса, не слишком многообразны. По сути, эти определения являются почти равнозначными. Так, по мнению Д. М. Сафронова, прекращение уголовного преследования является решением о фактическом не преследовании лица, вовлеченного в уголовно-процессуальные отношения, из-за которых ограничиваются его права и свободы. Далее автором отмечается, что отказ от уголовного преследования происходит при прекращении (аннулировании) начатого преследования обвиняемого или подозреваемого, а также при устранении предпосылки начать обвинительную деятельность в отношении определенного лица посредством отказа в возбуждении дела или прекращения производства по нему. С точки зрения Н. Д. Сухаревой прекращение уголовного преследования является решением государства в лице органов предварительного расследования, принимаемым на основаниях и в порядке, предусмотренных УПК РФ, о прекращении процессуальной деятельности с целью изобличить конкретного подозреваемого, который обвиняется в совершении преступления, по причине наличия оснований к освобождению указанных лиц от уголовной ответственности. Почти такие же определения предложили М. А. Удовыдченко и Л. Г. Лифанова.

А. А. Варяник, занимающаяся рассмотрением частных случаев прекращения уголовного преследования, определяет прекращение уголовного преследования на реабилитирующем основании как форму реализации уголовного преследования. При этом автор вносит конкретику, говоря, что реализованным уголовное преследование может быть лишь в случае окончательной, признанной в установленном законом порядке, констатации отсутствия или наличия между человеком, который совершил преступление, и государством материального уголовно-правового отношения, т. е. при достижении целей обвинительной деятельности.

По О. Б. Виноградовой прекращение уголовного преследования является завершением со стороны обвинения, согласно предусмотренным в законе основаниям, процессуальной деятельности, предназначенной для изобличения подозреваемого (обвиняемого) в совершении преступления в рамках определенного уголовного дела, без его завершения. Данная формулировка выглядит наиболее удачной, но все же требует определенной корректировки. Во-первых, в данном определении говорится о прекращении уголовного преследования в отношении подозреваемого и обвиняемого. Ранее было отмечено, что осуществление такого преследования возможно и в отношении лиц, которые юридически не поставлены в статус подозреваемого или обвиняемого. Во-вторых, автором подчеркивается, что уголовное преследование прекращается без прекращения уголовного дела, с чем тоже сложно согласиться. В части 4 ст. 24 УПК РФ говорится, что уголовное дело надлежит прекратить, если прекращено уголовное преследование в отношении всех обвиняемых или подозреваемых, исключая случаи, предусмотренные п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ. При буквальном толковании данной нормы можно сделать вывод, что завершающими в уголовно-процессуальном производстве должны выступать два решения – решение о прекращении уголовного преследования и решение о прекращении уголовного дела. Мы считаем, что такое дублирование не имеет смысла. Проводя анализ правоприменения, можно увидеть, что в ситуациях (к примеру, при принятии решения в отношении на основаниях, указанных в ст. 28 УПК РФ) самостоятельного решения о прекращении уголовного дела не выносится. В этом случае оно подразумевается формулировкой «прекращение уголовного преследования». Не предполагал вынесения двух самостоятельных решений и бланк соответствующего процессуального акта, который в свое время содержался в приложении 135 ст. 476 УПК РФ.

Таким образом, под прекращением уголовного преследования стоит понимать завершение со стороны обвинения согласно предусмотренным в законе основаниям процессуальной деятельности, направленной на изобличение лица в совершении преступления.

Рубрики: Уголовное право

3 Comments

  1. Подскажите, во время семейного торжества повздорил с родственником, сцепились, но остальные родственники разняли. На следующий день он накатал заявление против меня. Как решить этот вопрос как говориться «полюбовно»?

    Reply
  2. Нормальная статья. Написано всё доступно и разложено по полочкам.

    Reply
  3. В таких случаях без юриста не обойтись. Никто вас не отстоит, если вы этого сами не хотите. И помните вы не так юридически осведомлены как специалисты.

    Reply

Оставьте комментарий

Ваш емейл не будет опубликован..