Первое ограбление, совершенное на автомобиле

0
47

Первое ограбление, совершенное на автомобиле

Криминальный мир всегда идёт в ногу со временем и применяет в своей деятельности новейшие методы и способы совершения преступления. Так и с развитием техники, с появлением автотранспортных средств, автомобили стали применяться для грабежей и разбоев.

Впервые автомашина была использована грабителями во Франции при ограблении банковского инкассатора в 1911 году. Бандиты стали активно рекламировать свою деятельность, называя себя «борцами за справедливость». За несколько месяцев своей преступной деятельности они убили больше пятнадцати человек, а вот денег добыли не так много. Но газеты сделали из них героев.

В Москве также стали использовать автомобили для совершения преступлений. Отечественные разбойники однако не искали публичной славы и про их деятельность в Сокольниках очень мало писалось в газетах. Причём интересно узнать о существовании большой вероятности того, что москвичи на несколько месяцев раньше применили автотранспортное средство в своей деятельности, чем их французские «коллеги». Об этом может свидетельствовать нападение на представителя кондитерской и макаронной фабрики Динга.

В начале двадцатого века автомашины стали появляться на московских улицах. Сначала они были в диковинку, а к 1910-м годам, стали обычным предметом городских улиц. Прохожие уже не обращали на них особого внимания, разве что останавливались рассмотреть марку модели.

С развитием городского автотранспорта появились и первые такси, аренда таксомоторов. Пятого мая 1911 года несколько молодых мужчин арендовали такой автомобиль и попросили водителя доставить их в Сокольники. Фамилия таксиста была Басихин. Через некоторое время водитель привёз их на Огородную улицу, где пассажиры попросили подождать их некоторое время. Они дали Басихину задаток и отправились по своим делам. Мужчины перешли с Огородной улицы на Рыбинскую и стали ждать кого-то возле фабрики, принадлежавшей Дингу.

Через полчаса ко входу на фабрику подъехал экипаж, из него вышел хорошо одетый господин. Парни заметив объект наблюдения, выхватили маузеры и подбежали к извозчику с господином. Один из грабителей схватил несколько мешков, которые привёз с собой господин, и вся троица побежала на Огородную улицу где их ждала машина. Сев в автомобиль, грабители под угрозой оружия, приказали водителю Басихину быстро вывезти их из Москвы.

В это время ограбленный артельщик поднял шум. К нему сбежались работники фабрики. Господин рассказал, что был ограблен. Преступники похитили деньги в сумме шесть тысяч пятьсот рублей, жалованье работников.

Автомашина с преступниками была замечена свидетелями преступления. Прохожие сообщили номер городовому, тот в свою очередь телефонировал в Центральное отделение, сообщив номер машины. Так было установлено кому принадлежит автомобиль и организована погоня. Полиция Подмосковья выделила особый конный наряд для поиска грабителей.

Информация была сообщена всем сотрудникам полиции и постовым. Так двое городовых Турняк и Дементьев заметили разыскиваемое транспортное средство на мосту через Яузу, попытались задержать преступников, но те открыли по ним огонь из оружия и скрылись. Один городовой был тяжело ранен.

Автомашина для грабителей стала обузой, они поняли, что её приметы известны полиции и избавились от неё. Просто вышли и разбежались в разные стороны вместе с похищенными деньгами.

К остановившемуся автомобилю прибыли полицейские и от таксиста Басихина узнали в каком направлении скрылись бандиты. Двое бежали в сторону Ростокино и по дороге бросили пачку мелких денег. Толпа кинулась их собирать и создала полицейским большую помеху. Пока полицейский пробивались через толпу, собиравшую денежные знаки и монетки, бандиты смогли скрыться в ближайшем лесу.

Через некоторое время налётчики вышли из леса в районе Ярославской железной дороги, подошли к сторожке и спросили у местного охранника дорогу до ближайшей станции. Сторож указал им направление, но как только они ушли, сообщил об этом в полицию. Прибывший на место наряд попытался преследовать преступников с помощью сыскной собаки, но след бандитов потерялся в районе «Лосиноостровской».

Третий преступник попытался скрыться в сторону Богородского села. Приметы преступника были известны и своевременно сообщены по телефону в богородское отделение полиции. Местные полицейские заметили подходящего под описание мужчину, который нанял извозчика в направлении Лубянской площади, где можно было пересесть на трамвай. Один из городовых стал преследовать бандита и сумел настичь его при попытке заскочить в трамвай. При помощи местного дворника бандит был пойман и связан. Преступника доставили в линейный участок и обыскали. При обыске были изъяты деньги, около полторы тысячи рублей и оружие.

Задержанного стали допрашивать и выяснили, что его фамилия Куркин, он учится на бухгалтерских курсах, где познакомился со Степановым, а потом через нового знакомого с Горшелевым. Вместе они решили совершить ограбление артельщика. В это время скончался городовой, раненый у Яузы. Экспертиза показала, что роковая пуля была выпущена из оружия Куркина. Преступник судом был приговорён к смертной казни, но затем казнь заменили на пожизненную каторгу.

Только летом 1912 года полиции удалось задержать остальных двух налётчиков. На их след вывела сожительница одного из бандитов. Установив её место жительства, полицейский стали следить за домом. В один прекрасный день слежка заметила в доме сразу несколько человек. Тут же была организована облава по адресу. Среди задержанных были опознаны Степанов и Горшелев. В ходе допроса оба сознались в совершении нападения на артельщика фабрик Динга.

Степанов ранее уже имел опыт совершения налётов. Ведь он состоял в одной из революционных партий, где состоял в боевой ячейке, занимавшейся налётами или как называют революционеры экспроприациями. После разгрома ячейки, многие соратники Степанова попали в тюрьму, сам Степанов сумел избежать этой участи и устроился на бухгалтерские курсы. Там он стал подслушивать информацию о том кто и где работает, выбрал несколько подходящих для грабежа лиц. На курсах Степанов познакомился с Куркиным и привлёк его к своей банде. Оружие предоставил Степанов.

Суд приговорил Степанова и Горшелева к смертной казни, которая впоследствии была заменена на двадцать лет каторги.