Особенности субъективной стороны изнасилования несовершеннолетней

 

Одним из квалифицированных составов изнасилования является  изнасилование несовершеннолетней (п. а ч.3 ст. 131 УК РФ).

Высокая степень общественной опасности данного преступлении, которое связано с посягательством на половую неприкосновенностью еще формирующейся личности, на ее нормальное физическое развитие и формирование нравственности обуславливает актуальность данного исследования.

Целью данной работы является рассмотрение особенностей субъективной стороны квалифицированного состава изнасилования — изнасилования несовершеннолетней.

К вопросу оценки субъективной стороны изнасилования обращались многие ученые. Стоит отметить, что важность определения субъективной стороны изнасилования несовершеннолетней невозможно недооценить, поскольку невозможно умалить вред, который причиняет данное преступление личности и обществу в целом.

Для данного вопроса важным представляется определение того, осознает ли виновное лицо обстоятельства, которые характеризуют  признаки состава данного преступления. По общему правилу для того чтобы вменять совершение умышленного преступления необходимо, чтобы виновный в его совершении сознавал общественную опасность своего деяния и обстоятельства его совершения.

Так, Кудрявцев В.Н. в своих работах касающихся субъективной стороны преступления утверждал, что отсутствие осознания одного признака состава влечет за собой изменение субъективной стороны, т.е. превращает данное преступление из преступления умышленного в преступление.

Таким образом, важным видится момент определения отношения виновного к совершаемому или совершенному деянию, а именно определение обстоятельств, которые бы указывали на осознание виновным факта несовершеннолетия потерпевшей.
Исследователи А. Горбуза и Е. Сухарев полагали, что факт несовершеннолетия потерпевшей как обстоятельство, квалифицирующее изнасилования по вышеуказанному положению УК РФ не оказывает существенного влияния на объект преступления. Наличие квалифицирующего обстоятельства — несовершеннолетия потерпевшей, по их мнению, влечет за собой изменение объекта преступления, в результате чего объектом становится половая неприкосновенность несовершеннолетних потерпевших.

Действующий Пленум Верховного Суда РФ, разъясняющий вопросы, возникающие при рассмотрении уголовных дел о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности устанавливает, что квалификация преступления по п. а ч.3 ст. 131 УК РФ возможна лишь в тех случаях, когда виновный в совершении преступления знал или допускал, что потерпевшим является лицо, которое не достигло восемнадцати лет или иного возраста, специально указанного в диспозиции статьи Особенной части УК РФ.

Таким образом, субъективная сторона изнасилования с квалифицированным составом, предусмотренным п. а ч.3 ст. 131 УК РФ характеризуется тем, что лицо, его совершившее, достоверно знало или имело возможность предполагать факт не достижения потерпевшей совершеннолетия.

Такой позиции придерживаются и вышеназванные авторы, которые считают, вменение такого преступления возможно и тогда, когда «виновный их не сознавал, но должен был и мог сознавать».

Так, например, Кассационным определением от 18 августа 2010 года Судебной коллегии по уголовным делам Владимирского областного суда установлено, что «А. имея умысел на изнасилование несовершеннолетней Б., заранее подыскал Б, достоверно зная, что Б является несовершеннолетней и в силу отсутствия жизненного опыта … не может оказывать сопротивление, с целью достижения своего преступного умысла, направленного на удовлетворение половой страсти путем изнасилования, … совершил с ней против её воли и желания насильственное половое сношение во влагалище.»

Из приведенного примера усматривается, что виновный осознавал факт несовершеннолетия потерпевшей, кроме того специально выбрал ее для совершения данного преступления, т.е. вина характеризуется наличием прямого умыла, направленного на совершение изнасилования несовершеннолетней.

Из вышеизложенного, следует сделать вывод, что субъективная сторона данного преступления может характеризоваться смешанной формой вины. То есть речь идет о том, что в такой конструкции как «должен был и мог предвидеть» присутствует как элемент неосторожной формы вины, так и финна в форме прямого умысла.

Такое положение представляется создает определенные трудности в формулировании субъективной стороны данного преступления, усложняет процесс его квалификации.

Следует также обратить внимание, что еще в постановлении Пленума № 2 от 25 марта 1964 г., а именно в п. 9 находил свое отражение  факт того, что  уголовной ответственности подлежит только то лицо, которое знало или допускало, что совершает насильственный половой акт с несовершеннолетней, либо могло и должно было это предвидеть.

Анализируя действующие нормы уголовного права, следует придти к выводу, что изнасилование несовершеннолетней считает возможным при умышленной вине, а также может вменяться  при наличии обстоятельств, указывающих на совершение преступления – изнасилования несовершеннолетней по неосторожности.

Действующий Пленум Верховного суда РФ обращает внимание судов, что не допускаются случаи объективного вменения данного преступления, акцентируя внимание именно на наличие вышеуказанных обстоятельств.
С точки зрения действующего УК РФ, следует обратить внимание, что субъективная сторона изнасилования несовершеннолетней характеризуется только прямым умыслом. Под прямым умыслом здесь следует понимать осознание виновным фактических обстоятельств деяния. Субъективная сторона в данном случае находит свое выражение в том, что субъект преступления сознает, что совершает с ней половое сношение помимо ее воли и что потерпевшая не достигла совершеннолетия.

Видится необходимым с целью упрощения квалификации данного преступления и во избежание ошибок в определении субъективной стороны данного преступления внести в УК РФ отдельную норму, ужесточающую наказание за преступления, которые в связи с неосторожностью влекут наступления тяжкого последствия, наступление которого не входило в умысел виновного.
Кроме того, видится необходимым закрепить в указанной норме отношение виновного к другим квалифицирующим обстоятельствам.

Рубрики: Уголовное право

Оставьте комментарий

Ваш емейл не будет опубликован..