Как решались международные торговые споры в Советском союзе

0
379

Строго обставленный и вместе с тем уютный зал, где обычно заседает Внешнеторговая арбитражная комиссия при Торгово-промышленной палате СССР, постепенно наполняется людьми. Их немного, может быть не более десяти, и, судя по всему, они все хорошо между собой знакомы. Уважительно здороваются, тепло пожимают друг другу руки, улыбаются. Даже и не подумаешь, что здесь собрались судиться-рядиться.

Входят арбитры, и председательствующий С. Н. Андрианов негромко объявляет:

— Слушается дело номер сорок два…

Он называет представителей фирмы-истца и фирмы-ответчика и просит докладчика Ю. Б. Драгунову доложить дело.

Суть его такова. Советское внешнеторговое объединение «Запчастьэкспорт» должно было поставить польскому «Агромет-Мотоимпорт» запчасти. Но случилось так, что товар во время перевозки где-то застрял, советско-польскую границу не пересек и до адресата не дошел. Поэтому польская организация предъявила советской стороне иск. В него входила сумма, уплаченная польской организацией за товар, плюс четыре процента годовых со времени подачи иска и арбитражный сбор, то есть сбор, взимаемый для покрытия расходов, связанных с деятельностью арбитражной комиссии. Сначала он уплачивается истцом, а потом взимается с ответчика, если решение комиссии будет против него, или распределяется между обеими сторонами.

Слово берет представитель истца юрисконсульт Вожена Косаковска:

—           Мы просим учесть, что партнер уже нам выплатил часть суммы, и решить в соответствии с мировым соглашением, достигнутым нашими организациями. Оно сводится к сокращению суммы иска; что же касается арбитражного сбора, то мы просим поделить его между нами.

Председательствующий С. Н. Андрианов, арбитры Д. Ф. Рам-зайцев и Н. Ю. Сергеева уходят в совещательную комнату.

Я ожидала долгого и упорного спора и, естественно, удивилась, что слушание длилось не более пятнадцати минут. Как удивилась и «покладистости» истца.

—           Почему вы пошли на уступки? — поинтересовалась я у представителя торговой организации ПНР Эльжбеты Домбровской.

—           А как же иначе вести коммерческие дела? Только на взаимных уступках, уважении к интересам партнера и, конечно же, при полном соблюдении равноправия между заинтересованными организациями.

—           Тем более что у нас с «Запчастьэкспортом» давние и добрые отношения, и подобные казусы весьма и весьма редки,— поддерживает Вожена Косаковска.— Так что без обоюдных уступок нельзя.

Тем временем арбитры вернулись в зал, и председатель огласил решение:

—           Производство по делу прекратить ввиду мирового соглашения сторон.

Однако не всегда спор заканчивается «мирным» исходом. Случается, что он становится весьма длительным, рассматривается не в одном заседании и для разрешения его привлекается немало специалистов и экспертов. Обе стороны доказывают свою правоту с завидным упорстволд, ссылаются на законы, представляют все новые и новые доказательства.

Яркий пример — дело, которое здесь для краткости называют «Спящая красавица».

Одна из крупнейших зарубежных кинопрокатных фирм (английская «Ромулс филмс лимитед») заключила с объединением «Совэкспортфильм» договор, по которому после уплаты шестнадцати тысяч фунтов стерлингов получило право на прокат в кинотеатрах и показ по телевидению советского фильма-балета «Спящая красавица». Семидесятимиллиметровые копии картины продавец поставил согласно договоренности, а тридцати пяти миллиметровые заказал в США, отослав туда для контратипирования негатив.

Партнер советского объединения в США во время перевозки потерял две части негатива. Из-за этого английская фирма не получила тридцати пяти миллиметровых копий, понесла убытки и предъявила иск более чем на 47 тысяч фунтов стерлингов. В эту сумму входили стоимость фильма, рекламные расходы, а также упущенная выгода, то есть те прибыли, на которые англичане рассчитывали.

Наше объединение считало, что поскольку негатив потерян американцами, то они и должны за это отвечать.

Арбитражная комиссия изучила обстоятельства дела, консультировалась с различными экспертами, не только техническими специалистами, но и экономистами. Интересы англичан представлял советский юрист, член Инюрколлегии, которая создана для защиты интересов иностранных граждан и организаций в СССР и советских граждан и организаций за границей. После скрупулезного изучения буквально всех деталей, тщательного анализа представленных сторонами аргументов комиссия пришла к решению, занимавшему целых шестьдесят страниц. Оно сводилось к тому, что «Совэкспорт-фильм» допустил грубую небрежность, выразившуюся в отправке оригинала негатива в другую страну без обеспечения себя дубликатом… Так что ссылка на его потерю американской фирмой не имела никакой юридической связи с взаимоотношениями между советским объединением и английской фирмой. И, следовательно, иск обоснован. Вместе с тем комиссия нашла, что он несколько завышен: оценка фирмой ожидаемой прибыли в 25 тысяч фунтов стерлингов не отличалась убедительностью. В данном случае арбитры учли следующее: при заключении сделки «Ромулс филмс лимитед» оговорила, что, уплатив 16 тысяч фунтов, она рассчитывает затраченные деньги «по крайней мере удвоить». Именно эту цифру комиссия и приняла за сумму прибылей и обязала объединение уплатить по иску 39 874 фунта стерлингов.

Казалось бы, не получив полного удовлетворения иска, англичане имели основания обижаться. Однако директор фирмы не мог не признать объективности советских арбитров и не отметить ценной помощи адвокатов из Инюрколлегии. В лондонской газете «Таймс» он так сказал об их решении: «С самого начала было очевидно, что наши русские адвокаты столь же ревностно, как и мы сами, стремились выиграть наше дело, и я могу дать лишь самую высокую оценку той умной и квалифицированной помощи и консультации, которую мы от них получили. Суперарбитр… произвела на нас огромное впечатление блестящим ведением дела и необычайно быстрым пониманием технических вопросов».

И еще: «…Я могу с удовлетворением сказать, что любая коммерческая фирма может быть уверена в том, что ей обеспечено в Москве тщательное и беспристрастное разбирательство».

—           Да, наша Внешнеторговая арбитражная комиссия действительно пользуется высоким международным авторитетом,— говорит ее председатель профессор Владимир Сергеевич Поздняков.— Мы завоевали доверие различных фирм и предприятий мира непредвзятостью, абсолютной объективностью, максимально возможным соблюдением интересов спорящих сторон, тщательным выяснением всех договорных обязательств. На такой и только такой основе выносятся все решения. И поэтому они справедливы.

Я прошу Владимира Сергеевича подробнее рассказать о существующих способах разрешения разногласий.

—           В международной торговле принято, что спорящие организации могут назначить в качестве судьи какое-то третье лицо для разбора коммерческого конфликта. Такой способ его разрешения называется ас! Нос (для данного случая). Но существует и коммерческий арбитраж другого вида — с помощью постоянно действующих комиссий, в которые может обратиться любая торговая организация из любой страны. Они действуют сейчас во всех государствах, входящих в СЭВ, а также в США, Индии, Италии, Швеции и в некоторых других. Дело обычно рассматривается в стране ответчика или в какой-либо третьей стране.

Наша комиссия была создана только в 1932 году, когда молодая Советская республика все увереннее начала налаживать деловые связи с различными державами мира. Это позволило оградить советские внешнеторговые организации от предвзятых решений или, по крайней мере, от решений, мало учитывавших их интересы. Чего скрывать: порой арбитры из назначенных партнерами государств не отличались объективностью. Бывали такие случаи, бывали. Зато нашу комиссию никто не может обвинить в том, что она соблюдает лишь выгоды советских торгующих организаций. Никто! Ибо мы всегда справедливы, всегда уважаем интересы тех, кто обратился к нам за юридической помощью.

Есть одна особенность у нашей комиссии. В отличие от Госарбитража, она — организация сугубо общественная и не подчинена никаким административным органам. Сами арбитры не связаны с торговыми организациями. Они точно так же, как и избираемый ими председатель, в своих решениях абсолютно независимы.

Кто же в нее входит? Естественно, люди, обладающие специальными знаниями и опытом, высокой теоретической и практической подготовкой. Это профессора кафедр Московского государственного института международных отношений, юридического факультета МГУ, Всесоюзной академии внешней торговли, сотрудники Всесоюзного научно-исследовательского института советского законодательства, кандидаты и доктора наук. Их знания позволяют безошибочно разбирать любые дела, начиная от просрочки поставок оборудования и кончая поставками дефектных товаров или задержками в перевозке. Согласно существующим правилам ведения дел арбитров выбирают истец и ответчик из списка арбитров комиссии. Те, на кого пал выбор, в свою очередь, назначают председателя.

Текущую работу по подготовке заседаний, а также сбору документации, приглашению экспертов, оповещению сторон ведет секретариат комиссии, его штатные сотрудники. Например, референт Анастасия Илларионовна Медведева, проработавшая в этой должности более двадцати лет.

— Вот смотрите, сколько дел,— показал мне сложенные на стеллажах папки старший консультант секретариата Анатолий Викторович Котов.— Около ста в течение 1976 года. Почти половина закончилась мировым соглашением. Но остальные потребовали долгого разбирательства. Каждое дело не только свидетельство колоссальной работы комиссии. В них отражается масштаб и разнообразие торговых связей СССР. Это особенно приятно вспомнить в юбилейный год Советской власти. За время, прошедшее с тех пор, когда были заключены первые торговые соглашения, наше государство из страны, продающей в основном сырье, превратилось в мощную державу, которая вывозит на мировой рынок самое современное оборудование, станки, изделия легкой и тяжелой промышленности, отвечающие высоким требованиям международных стандартов.

В речи на октябрьском (1976 года) Пленуме ЦК КПСС Л. И. Брежнев отметил, что одна из важнейших задач состоит в том, чтобы в полной мере использовать,— причем не только в Европе,— благоприятные возможности, созданные итогами общеевропейского совещания в Хельсинки, и в полном соответствии с программой, утвержденной XXV съездом партии, продолжить работу по развитию равноправных, взаимовыгодных отношений с капиталистическими государствами.

Как я поняла из просмотренных мною дел, большинство конфликтов, разбирающихся Внешнеторговой арбитражной комиссией,— споры между организациями стран, входящих в СЭВ. Прежде всего потому, что торговый оборот между ними с каждым годом увеличивается. В рамках СЭВ для регулирования деятельности международного арбитража в соответствии с Комплексной программой дальнейшего углубления и совершенствования сотрудничества и развития социалистической экономической интеграции стран — членов

СЭВ разработана Конвенция о разрешении арбитражным путем гражданско-правовых споров, вытекающих из экономического и научно-технического сотрудничества социалистических стран.

Дел, разбираемых между советскими организациями и фирмами капиталистических стран, также немало. Они рассматриваются во ВТАК, если в контрактах есть специальная оговорка о том, что в случае конфликта дело разбирается в арбитражной комиссии в Москве.

— Должен сказать,— пояснил А. В. Котов,— что для вынесения решений одних юридических знаний бывает мало. Приходится тщательно взвешивать выкладки и заключения, представленные другими специалистами и экспертами. И не просто взвешивать, а проверять и перепроверять.

И здесь я услышала интересную историю рассмотрения дела о простое судов, в котором важную роль сыграло заключение специалистов.

Советское объединение обязалось поставить итальянской фирме лесоматериалы. Был подписан чартер (договор) о перевозке груза на нашем дизельэлектроходе и разгрузке его в порту за счет заказчика. В соответствии с условиями договора на разгрузку требовалось пять с половиной суток. На самом же деле она заняла семь суток и двенадцать часов. Простой судна. Капитан потребовал выплатить компенсацию. Фирма сначала выплатила требуемую сумму, а потом направила иск во Внешнеторговую арбитражную комиссию в Москве с просьбой вернуть ее, а также уплатить проценты, арбитражный сбор и расходы на адвоката. Мотивировка — время разгрузки рассчитано неверно. Именно вокруг этого и разгорелся спор.

Если исходить из общего количества товара во всех трюмах и разделить его на существующие нормы ежедневной разгрузки, помноженные на число трюмов, то получится какое-то определенное количество дней. Но итальянцы утверждали, что трюмы у дизель-электрохода разные и, следовательно, время надо рассчитывать только по самому большому. В этом случае требуется и времени больше. К тому же рабочий день в этом порту длится лишь восемь часов, что также увеличивает продолжительность работ.

Внешнеторговая арбитражная комиссия изучила все условия договора, ознакомилась с трудами различных авторов по морскому праву, с решениями аналогичных дел в других комиссиях и в иске отказала. Решение основывалось на том, что в практике мировой торговли и перевозок принято рассчитывать среднее время работ в порту, исходя из общего количества люков. Если бы стороны намеревались определять время на основе количества груза в одном люке, то в договоре об этом была бы сделана соответствующая оговорка. А ее нет. Такая же оговорка содержалась бы и насчет рабочего дня в порту. И коль ее тоже нет, то, следовательно, считается, что рабочий день, по обычаю всех портов, продолжается более двадцати часов. Так что штраф за простой судна получен вполне справедливо.

Не менее кропотливые исследования понадобились при решении дела по иску чехословацкого предприятия к советскому о несоответствии купленного масла установленному в договоре стандарту, за что истец требовал от советского предприятия возвращения суммы уценки.

В контракте предусматривалось, что при проверке качества масла покупатель будет руководствоваться ГОСТом № 37—557. Во всем же, что не предусмотрено стандартом, действуют «Общие условия поставок СЭВ 1958 года…» Пришлось собирать документы о сроках проверки масла со дня производства и получения, о температуре в холодильниках, где оно хранилось, и температуре в момент проверки, о соответствии правил проверки ГОСТу, о количестве ящиков, из которых брали пробу, и т. д. Поскольку сливочное масло — скоропортящийся продукт, то по «Общим условиям поставок СЭВ…» оно должно проверяться в поездах с механическим охлаждением не позднее, чем через семьдесят два часа после подачи вагонов под выгрузку. Покупатель же сделал это спустя… 28 дней. Ясное дело, иск не удовлетворили.

Особая ответственность ложится на арбитров при разрешении споров между организациями других государств. Любопытен в этом отношении иск венгерской организации к болгарской за задержку доставки двух строившихся в НРБ грузовых кораблей.

Выяснилось, что, пока шли работы, истец и ответчик из-за изменений в конструкции судов меняли сроки поставки. Однако и последний срок не был соблюден. Ответчику предъявили иск на сумму, составляющую восемь процентов штрафа от стоимости судов и четыре процента годовых с суммы штрафа. Комиссия поддержала истца, так как ответчик не смог доказать, что задержка связана именно с изменениями в конструкции или навигационными условиями, как он утверждал сначала.

Листаю новые и новые дела.

Итальянская фирма предъявила иск советской торговой организации с требованием уценки одного из двух уникальных станков стоимостью около миллиона. Причина — второй станок оказался с дефектом. Итальянцы при этом задерживали оплату за оба станка, уже находившиеся на их территории. Продавец предлагал прислать своих специалистов, чтобы устранить дефекты, но покупатель на это не соглашался и настаивал на уценке. Комиссия постановила: уценке подлежит только второй станок, так как первый был без дефектов и уже перепродан фирмой другому партнеру.

Один из предпринимателей-коннозаводчиков купил в СССР скакового жеребца Геракла — победителя многих состязаний. Сумму, требуемую за него, он уплатил и, еще не получив коня, заключил сделку с двумя компаньонами. Теперь все они становились владельцами лошади и должны были вместе получать доходы с нее.

Однако жеребец при погрузке в вагон сломал ногу. Советская сторона предложила расторгнуть сделку, вернув деньги и четыре процента годовых, но покупатель не соглашался. Он требовал доказательств травмы Геракла или его замены скаковой лошадью, которую он сам выберет, без заключения новой сделки. Но по существующим нормам торговли жеребцы-призеры, дрессированные звери и т. д, с индивидуальными качествами незаменимы. Стороны достигли мирового соглашения. Для покупки нового коня была заключена другая сделка на выгодных для тех и других условиях.

Наша торгующая организация поставила в ГДР электронно-вычислительные машины. Прежде чем начать эксплуатацию, немецкие специалисты изменили схемы, чтобы приспособить их к использованию в нужной им сфере. Испытания ЭВМ прошли неудачно. Надо было решать, кто виноват: организация, продавшая машины, или покупатель, внесший изменения.

ВТАК поддерживает обширные международные связи с различными арбитражными комиссиями, в том числе и с Международным советом по арбитражу. Такие контакты полезны всем. Ведь порой приходится решать дела, подобных которым не встречалось в практике советской комиссии. Такие же встречаются и в комиссиях других стран. Это связано с расширением форм и методов международной торговли.

Об авторитете нашей комиссии говорят, в частности, и такие факты: в Международный совет по арбитражу выбраны председатель Морской арбитражной комиссии Сергей Николаевич Лебедев — вице-президент Международного арбитража; председатель Внешнеторговой арбитражной комиссии Владимир Сергеевич Поздняков — член совета.

Международный совет по арбитражу уже несколько раз собирал представителей различных комиссий на специальные конгрессы. Пятый конгресс был в Индии, а четвертый, в 1973 году,— в Москве. В нем участвовало более двухсот человек из различных стран мира.

автор Г. КУЗЬМИЧЕВА