Бесплатная юридическая консультация
+7 (495) 928-08-35

Добровольный отказ от совершения преступления

Сторож Николаенко обходил клуб. Последний киносеанс закончился полчаса назад, зрители разошлись. Было пустынно и тихо. И вдруг, зайдя за угол, где находился глухой дворик, сторож услышал мужские голоса. Один был ему знаком: говорил киномеханик Виктор Ч.

— Ты на меня положись,— толковал киномеханик своему собеседнику.

— Лестницу я уже приготовил, шпингалеты на окне открою завтра вечером. Ты подходи часам к двенадцати…

«Кражу замышляют,— охнул старик — Милицию предупредить надо».

На следующий день сторож вместе с участковым инспектором сидели в засаде. Перед этим они убедились, что лестница и в самом деле приставлена к окну комнаты на втором этаже, где находилось клубное имущество, шпингалеты открыты… Час ждут, другой — никого нет. То же самое повторилось на другой день. И на третий.

Участковый вызвал к себе Виктора Ч. и заговорил с ним о том вечере, когда сторож нечаянно услышал разговор у клуба. Затем участковый, вынув из ящика стола исписанный лист бумаги, сказал: — Вот и заявление есть.

Виктор растерялся. А потом стал рассказывать:

— Был такой грех. Хотели с дружком немного поживиться. А потом он приходит ко мне и говорит: стоит ли рисковать? Вот и раздумали мы.

— А лестницу почему не убрали?

— Боялись даже подходить к этому месту…

Возникает вопрос, являются ли действия Виктора Ч. и его товарища преступными. Как расценивает их закон? Совершили они преступление или нет?

По уголовному праву преступлением признается не только деяние, причинившее реальный ущерб интересам государства, общества или отдельных граждан, но и такие умышленные действия, которые лишь создают реальную угрозу причинения вреда. Это бывает, в частности, в случаях приготовления к преступлению и покушения на преступление.

Наказание за приготовление к преступлению и за покушение на преступление назначается по соответствующей статье уголовного кодекса, предусматривающей ответственность за то преступление, к совершению которого готовился виновный или на которое он покушался.

Если же человек добровольно откажется довести преступление до конца, то он не подлежит уголовной ответственности.

Золотой мостик — так называют иногда юристы добровольный отказ от доведения преступления до конца. И это справедливо, так как речь идет о человеке, уже ставшем на роковой путь и даже предпринявшем определенные действия для совершения преступления, но своевременно одумавшемся.

Среди лиц, совершающих преступные действия, далеко не все — закоренелые преступники, люди с устойчивыми антиобщественными взглядами. Иногда у человека, не имеющего твердых моральных устоев, или оказавшегося в сложной обстановке, или попавшего под влияние антиобщественных элементов, появляется намерение совершить преступление. Но между намерением и преступлением всегда есть определенный промежуток времени, и человек, уже, казалось бы, вставший на роковой путь и даже предпринявший определенные действия для совершения преступления, может своевременно одуматься, отказаться от реализации первоначальных планов, решив сохранить свое доброе имя, право открыто смотреть в глаза окружающим.

Однако чтобы ответственность человека, уже совершившего предварительные преступные действия (приготовление, покушение), исключалась, необходимы все признаки добровольного отказа. Каковы же эти признаки?

Прежде всего следует иметь в виду, что добровольный отказ возможен лишь тогда, когда лицом еще не совершены действия, образующие, как говорят юристы, оконченное преступление. Уголовное законодательство и теория уголовного права различают следующие стадии совершения преступления: приготовление, покушение, оконченное преступление.

Приготовление — первоначальная стадия, когда лицо только готовится совершить преступление. Закон определяет приготовление к преступлению как приискание или приспособление средств или орудий или иное умышленное создание условий для совершения преступления. Формы приготовительных действий могут быть весьма разнообразны. Это изготовление или приобретение орудий преступления, подбор соучастников, устранение препятствий, изучение обстановки и так далее.

Покушением на преступление признается умышленное действие, непосредственно направленное на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по причинам, не зависящим от воли виновного. Поэтому к покушению, например, относятся такие действия: человек выстрелил в другого, но промахнулся; поджег дом — огонь погас; пытался угнать автомашину — не удалось завести мотор.

Оконченным преступление признается в том случае, когда совершенные лицом действия содержат все признаки состава данного преступления, описанного в законе. Поэтому для решения вопроса, было ли в конкретном случае преступление окончено, необходимо исходить из конструкции состава преступления, даваемой соответствующей статьей уголовного кодекса. Например, убийство предполагает лишение жизни другого человека. Следовательно, оконченным убийство может считаться только тогда, когда в результате преступных действий потерпевший был убит.

Вместе с тем следует иметь в виду, что, согласно закону, в ряде случаев оконченным преступлением признается совершение действий, которые не причинили, а лишь могли причинить реальный ущерб охраняемым законом интересам.

Например, шпионаж определяется в законе как передача, похищение или собирание сведений, составляющих государственную либо военную тайну. Следовательно, хотя собирание сведений еще и не причиняет ущерба интересам, но законодатель такие действия расценивает как оконченное преступление, и после их совершения добровольный отказ уже невозможен. То же самое можно сказать о разбое, определяемом в законе как нападение с целью завладения чужим имуществом, соединенное с насилием, опасным для жизни или здоровья лица, подвергнувшегося нападению, либо с угрозой применения такого насилия. Таким образом, сам факт нападения с указанными целями образует оконченное преступление независимо от того, завладел или нет нападающий имуществом потерпевшего.

 

Тем более не может быть речи о добровольном отказе, когда преступлением причинен реальный ущерб, хотя лицо после этого и пытается загладить причиненный вред, возместить ущерб или иным образом устранить вредные последствия преступного деяния. В подобных случаях имеет место так называемое деятельное раскаяние, являющееся обстоятельством, не исключающим ответственность, а лишь смягчающим ее. Суды обычно придают этому обстоятельству большое значение при определении наказания. Особенно такое обстоятельство учитывается при назначении наказания за хищения имущества. При возвращении похищенного или возмещении ущерба суды даже по делам о хищениях, караемых лишением свободы, не только существенно снижают наказание, но и назначают подчас наказание, не связанное с лишением свободы, или осуждают виновного условно.

Отказ от доведения до конца начатого преступления следует считать добровольным, если установлено, что лицо по своей воле отказалось продолжать начатую преступную деятельность и при этом сознавало, что имеет возможность задуманное преступление совершить.

Вернемся к истории с Виктором Ч. и его товарищем. Они задумали совершить кражу. Сделали для этого необходимые приготовления: приставили лестницу, открыли шпингалеты на окне. Оба имели полную возможность довести начатое дело до конца. Но в последний момент они отказались от своего намерения. Это — добровольный отказ от совершения преступления. Уголовной ответственности ни тот, ни другой не подлежит.

Вместе с тем следует иметь в виду, что не всегда отказ по своей воле означает, что лицо это делает по своей инициативе. Возможны случаи, когда инициатива отказа принадлежит другим лицам. Например, один из соучастников убеждает остальных отказаться от совершения подготовляемого ими преступления. В приведенном и подобных ему случаях важно, чтобы лицом, намеревающимся совершить преступление, по своей воле и желанию было принято решение не продолжать преступной деятельности. При этом не имеют значения мотивы, по которым такое решение было принято. Они могут быть разными: страх перед разоблачением, боязнь наказания, раскаяние, жалость к потерпевшему, проснувшееся чувство долга и тому подобное. Например, С. отказался от ограбления, вняв мольбам пожилых женщин, у которых он хотел забрать принадлежащие им вещи. В таком и подобных ему случаях уголовная ответственность за грабеж, то есть за открытое похищение личного имущества граждан, не наступает.

Не может быть речи о добровольном отказе, если мотивом отказа от продолжения начатого преступления является боязнь задержания или раскрытия преступления, возникшая в связи с конкретными обстоятельствами, препятствующими выполнению задуманного преступного деяния. Например, к месту совершения преступления стал приближаться сторож, и вор вынужден был прекратить покушение на кражу.

Не будет добровольного отказа от совершения преступления, если лицо сталкивается с сопротивлением потерпевшего или третьих лиц, с трудностями либо препятствиями, которые не может преодолеть, и потому отказывается от преступления совсем либо откладывает его совершение до более удобного времени. В том и другом случае отказ будет не добровольным, а вынужденным, и лицо отвечает за приготовление к преступлению или покушение на него, так как преступление не совершается по причинам, от него не зависящим, и такое лицо представляет общественную опасность. Напротив, при безусловном и окончательном отказе лица по своей воле от продолжения преступной деятельности отпадает его общественная опасность, потому и привлечение его к уголовной ответственности становится нецелесообразным.

Некоторые особенности присущи добровольному отказу при умышленном совместном участии в совершении преступления двух или более лиц. Суть этих особенностей состоит в следующем. Если исполнитель преступления (то есть тот, кто непосредственно своими действиями должен совершить его: убить человека, похитить имущество, поджечь дом и тому подобное) откажется от доведения преступления до конца, это обстоятельство не может быть основанием для освобождения от ответственности таких соучастников, как организатор преступления, подстрекатель и пособник. У названных соучастников добровольный отказ будет лишь в том случае, когда и они сами предпримут необходимые действия к предотвращению задуманного ими ранее преступления. Например, подстрекатель, склонивший исполнителя к совершению преступления, должен или убедить его не совершать преступления, или своевременно заявить органам власти, чтобы они предотвратили преступление, или принять другие меры, исключающие возможность совершения преступления исполнителем. Пособник, предоставивший те или иные орудия или средства совершения преступления исполнителю, должен взять их у него или своевременно принять меры к предотвращению преступления.

Если лицо предприняло действия, непосредственно направленные на совершение преступления (например, выдало фиктивные документы, которые должны быть использованы при совершении преступлений, подсыпало яд в продукты питания и тому подобное), а затем решило отказаться от совершения преступления, но несмотря на принятые им меры предотвратить наступление преступного результата не удалось, оно отвечает за совершение оконченного преступления, но суд может учесть как смягчающее обстоятельство то, что виновный пытался не допустить наступления вредных последствий. Аналогично решается вопрос и в отношении соучастников, которым не удалось предотвратить преступные действия исполнителя, и несмотря на их усилия, преступление исполнителем все же было совершено.

 

Бывают случаи, когда лицо предприняло действия, непосредственно направленные на совершение преступления, но преступный результат не наступил по причинам, от него не зависящим, и уже после этого виновный решает не повторять попытки причинить ущерб. Здесь речь должна идти не о добровольном отказе, а об отказе от повторения попытки совершения преступления, а содеянное расценивается как покушение на преступление, которое наказывается так же, как и оконченное преступление. По одному из уголовных дел суд не признал добровольного отказа в действиях П., который на почве мести решил убить своего соседа по даче и выстрелил в него из ружья с близкого расстояния, целясь в голову. Однако потерпевший был лишь легко ранен. П., увидев кровь, испугался и не только не произвел вторичного выстрела, но оказал помощь потерпевшему. Тем не менее добровольного отказа в данном случае не было, так как при первом выстреле уже были созданы все условия для наступления смерти потерпевшего и не произошло этого по чисто случайным обстоятельствам. Суд признал П. виновным в покушении на убийство, а отказ от повторения и оказание помощи потерпевшему учел при назначении наказания лишь как смягчающее обстоятельство.

Добровольный отказ возможен при подготовке к любому преступлению и даже при неоконченном покушении. Неоконченное покушение имеет место тогда, когда преступление не доводится до конца в связи с тем, что покушавшийся совершил не все действия, которые необходимы для совершения преступления (например, с целью хищения начал делать подкоп под склад, но затем отказался от своих преступных намерений).

В судебной и следственной практике встречаются случаи добровольного отказа при покушении на изнасилование.

Двое молодых людей, Шор и Ольхович, в один из сентябрьских вечеров гуляли по улице и познакомились с двумя девушками В. и Ф., которых пригласили поехать к своему знакомому Харчеву послушать музыку. Девушки согласились. Все четверо около десяти часов вечера приехали к Харчеву. Хозяин квартиры Харчев включил магнитофон и, заявив, что ему нужно стирать белье, ушел в ванную комнату. Молодые люди слушали музыку, танцевали, а потом Шор стал домогаться вступления в половую связь с В., а Ольхович — с Ф. В. оказала активное сопротивление, Шор отпустил ее, девушка оделась и выбежала из квартиры.

Опасаясь, что Шор и Ольхович «сделают что-либо нехорошее с подругой», В. поехала в отделение милиции, заявила обо всем происшедшем и написала заявление о привлечении к ответственности молодых людей.

Работники милиции тотчас выехали по указанному В. адресу, но Ф. уже не застали в квартире Харчева. Затем они вместе с В. поехали на квартиру к Ф., которая уже к этому времени находилась дома, привезли ее в отделение милиции, где она рассказала, что после ухода В. Ольхович отпустил ее, она оделась и уехала к себе домой. Однако В. и Ф. написали заявление о привлечении Шора и Ольховича к ответственности за покушение на изнасилование.

В приведенном случае хотя Шором и Ольховичем вначале были совершены действия, направленные на изнасилование, однако они, имея возможность довести преступление до конца, не сделали этого, прекратили насильственные действия и отказались от своего первоначального намерения. Вот почему возбужденное против Шора и Ольховича уголовное дело по обвинению их в покушении на изнасилование было прекращено. Такое решение основано на законе.

При оконченном покушении добровольного отказа не может быть, так как оконченное покушение выражается в совершении действий, которые уже могли причинить преступный результат, но этого не произошло по обстоятельствам, не зависящим от воли виновного (как это показано в вышеприведенном примере.).

При добровольном отказе полностью исключается уголовная ответственность лица по статье, предусматривающей преступление, которое лицо намеревалось совершить. Однако, если фактически совершенные до добровольного отказа действия содержат состав какого-либо иного преступления, то виновный за это преступление подлежит ответственности по соответствующей статье уголовного кодекса.

Так, например, лицо, намеревающееся совершить убийство, приобретает и хранит пистолет. При добровольном отказе от убийства виновный не подлежит ответственности за приготовление к убийству, но отвечает за хранение оружия.

В упомянутых случаях хотя и нет добровольного отказа от совершения преступления, так как оно уже было совершено, законодатель преследует те же гуманные цели, что и при установлении нормы о добровольном отказе,— дать возможность человеку отказаться от продолжения преступной деятельности и вернуться к честной жизни.

Рубрики: Уголовное право

Оставьте комментарий

Ваш емейл не будет опубликован..