Правовая самодисциплина

0
405

Правовая самодисциплина

Выход из ситуации видится по-разному. Одни юристы предлагают исключить из этой сферы деятельности частнопрактикующих юристов и сотрудников фирм, не имеющих статуса адвоката, другие – сформировать общие правила игры с помощью создания саморегулируемой организации (СРО). По разные стороны баррикад.

Чтобы работать юристом, новоиспеченный выпускник юридического факультета, должен получить специальный статус. Например, чтобы стать нотариусом, необходимо сдать соответствующий экзамен, а затем подчиняться закону, который регулирует деятельность нотариусов. То же самое касается патентных поверенных и адвокатов.

Однако на юридическом рынке есть люди, которые могут работать, не имея статуса юридического поверенного, нотариуса или адвоката. И деятельность этих практикующих юристов и частных юридических фирм ничем не регулируется. Вот и возникает двусмысленная ситуация: на общем правовом поле доступ к юридической практике имеют как люди, соответствующие определенным требованиям, – адвокаты, так и люди, которые этим требованиям не соответствуют и, более того, не собираются им соответствовать, так как могут свободно заниматься юридической практикой.

Такое право им дает ст. 34 Конституции РФ, согласно которой любой гражданин России, используя свои знания, навыки и умения, может заниматься предпринимательской деятельностью. И если по закону об адвокатуре адвокатская деятельность является элементом правового государства, обеспечивающего право граждан на квалифицированную юридическую помощь, то по этой статье люди, которые занимаются оказанием услуг в юридической сфере, действуют как предприниматели. Это обстоятельство и стало камнем преткновения, которое юридическое сообщество сейчас пытается решить. По одну сторону адвокаты, которые считают, что ситуация ненормальна: они сдают экзамены, обязаны соответствовать жестким требованиям адвокатской палаты, платить взносы.

По другую – юристы, которые не претендуют на статус адвокатов, имеют доступ к профессии, не сдавая никаких экзаменов, не неся практически никаких обязательств перед клиентами и не руководствуясь никакими стандартами. Они считают, что состояние российской адвокатуры не соответствует требованиям рынка, не отвечает ожиданиям клиентов, а стало быть, тоже не может считаться нормальным, поэтому они не хотят быть адвокатами.

Передел рынка?

Чтобы урегулировать все спорные моменты, в прошлом году объединенная комиссия Совета Федерации и «Ассоциации юристов России» разработала проект закона «Об оказании квалифицированной юридической помощи в РФ».

По мнению разработчиков законопроекта, положение дел в оказании юридической помощи не во всем соответствует Конституции. Правовые услуги порой оказывают люди, не отвечающие высоким профессиональным и моральным качествам. Поэтому предлагается исключить из этой сферы деятельности частнопрактикующих юристов и сотрудников юрфирм, не имеющих статуса адвоката.

Авторы документа предлагают наделить статусом адвоката всех юристов, которые отработали не менее двух лет на постоянной профессиональной основе в коммерческих структурах и бизнес-структурах. Причем в обход существующих процедур, даже без сдачи квалификационного экзамена. На такой разовый «вход без пропуска» отводится шесть месяцев, после чего статья закона утрачивает силу.

Сейчас в составе адвокатских палат по стране трудятся чуть больше 60 тыс. профессиональных защитников. Прежде чем получит статус адвоката, они поработали помощниками у опытных профессионалов, в адвокатских бюро и коллегиях, прошли профотбор, получили хорошие рекомендации, сдали строгие квалификационные экзамены, принесли присягу и лишь затем стали членами адвокатских палат.

А после принятия закона в это сообщество вольются сотни тысяч новых членов «с двухлетним стажем работы в качестве индивидуальных предпринимателей». Но и это не предел, поскольку проект предусматривает также допуск «к оказанию квалифицированной юридической помощи на постоянной профессиональной основе на территории РФ» иностранных граждан. Поэтому юридическое сообщество может пополниться профессионалами из стран ближнего и дальнего зарубежья.

Новость вызвала бурную реакцию со стороны юридического сообщества, которое называет его новым переделом рынка юридических услуг и считает, что он монополизирует рынок и похоронит юридический консалтинг.

Организуй себя сам.

Несогласные с законопроектом говорят, что он противоречит принципу свободы доступа к правосудию. Так, есть целый ряд юристов, которые в принципе не хотят становиться адвокатами. Они не против оказания квалифицированной юридической помощи, они имеют представление о том, как эта помощь должна оказываться.

Например, ряд таких юридических фирм объединились в СРО – объединение участников рынка правовых услуг «Российская правовая палата», где, как и в адвокатуре, существуют свои стандарты. Они предъявляют квалификационные требования к участникам СРО, обучают сотрудников, страхуют профессиональную ответственность, добровольно берут на себя обязательства по оказанию услуг в рамках различных социальных проектов.

От монополии – к рынку.

Тенденция развития саморегулируемых организаций – явление, свойственное развитию бизнеса во всем мире. И эта тенденция свидетельствует о росте самосознания профессии.

Например, в США существует адвокатская монополия, но тамошние адвокаты ведут свой бизнес в форме неких партнерств и имеют возможность его развивать. И не случайно, что в условиях глобальной экономики наиболее агрессивными и проникшими на все национальные рынки являются американские юридические компании. Отрасль развивается по принципам бизнеса с использованием всех современных технологий в области стратегического менеджмента и маркетинга.

В Германии формально тоже существует адвокатская монополия. Тем не менее там есть юристы, не имеющие статуса адвоката, но работающие на рынке. В Великобритании – только адвокаты, поделенные на барристеров и солистеров. Но и там сейчас обсуждается так называемая реформа Клементи, смысл которой заключается в том, чтобы больше коммерциализировать адвокатские фирмы.

Они обсуждают вопрос выхода юр фирм на IPO. Кстати, такой опыт есть в Австралии, когда работающая в системе общего права фирма вышла на IPO. Многие страны, где внешнему инвестору пока невозможно учредить юр фирму, нанять адвокатов и работать как бизнес объединение, сейчас обсуждают эти моменты.

Таким образом, в мире юристы все больше и больше начинают смотреть на свою профессию как на бизнес. Но вот парадокс. По существующему российскому законодательству все это уже в нем прописано. И вместо того чтобы уловить тенденции глобального рынка, разработчики законопроекта предлагают сделать шаг назад.

Выигрывает клиент.

Помимо этого, институт партнерства и саморегулирования позволяет осуществлять не только регламентацию и стандартизацию профессиональной деятельности, ведь наличие стандартов важно не только для юристов, но в первую очередь для клиентского сообщества. Люди примерно понимают, как должны выглядеть качественные медицинские услуги, но не знают, по каким критериям оценивать работу юристов.

Во-первых, клиенту СРО есть куда жаловаться, если он недоволен качеством юридических услуг. Человеку, которого обслуживает фирма, не входящая ни в какое профессиональное сообщество, жаловаться некуда, кроме как в суд. Но суд не рассматривает вопросы этики. А за нарушение профессиональной этики СРО может даже исключить участника из сообщества.

Во-вторых, у участников СРО повышается профессиональный уровень, потому что там обмениваются опытом, проводят встречи и обучающие семинары. Таким образом, говорят сторонники СРО, выигрывает в первую очередь клиент.