Новый договор, новая угроза.

0
8

8 апреля 2010 года в Праге был подписан Договор между Российской Федерацией и Соединенными Штатами Америки о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (СНВ). В соответствии с ним у каждой из сторон должно быть до 1550 развёрнутых боезарядов, что приблизительно на треть ниже существовавшего до сих пор уровня, и до 700 развёрнутых межконтинентальных баллистических ракет (МБР), баллистических ракет подводных лодок (БРПЛ), а также тяжёлых бомбардировщиков (носителей).

Это более чем в два раза ниже прежнего уровня. Во многих американских средствах массовой информации, непосредственно перед ратификацией договора, которая может состояться уже в середине мая, ведутся разговоры о том, что он выгоден только для России, и Америка делает своего рода одолжение, заключая его.

Авторы обосновывают это тем, что Москва в настоящее время финансово не в состоянии содержать и поддерживать значительные по численному составу свои стратегические ядерные силы (СЯС). По сути своей данные заявления — это не что иное, как пыль в глаза, так сказать элемент информационного противоборства, для того чтобы завуалировать реальное достижение Америкой крайне важных для себя целей: укрепление своего доминантного положения в мире- повышение совокупной мощи своих национальных вооруженных сил, относительно России- снижение степени угрозы национальной безопасности и увеличение эффективности развернутой системы противоракетной обороны (ПРО).

Для того, чтобы это понять необходимо проанализировать факты, которые лежат практически на поверхности. Как уже не раз упоминалось в СМИ и высказываниях российских политиков новый, договор может действовать и быть жизнеспособным только в условиях, когда нет качественного и количественного наращивания возможностей систем противоракетной обороны Соединенных Штатов Америки. Следовательно, в случае дальнейшего развертывания новых позиционных районов, Россия может выйти из договора.

А нужно ли США дальнейшее развертывание системы ПРО в новых «дружеских» государствах для защиты своей национальной безопасности от ядерных ракет РФ? В Пражском договоре зафиксировано, что «нынешние стратегические оборонительные вооружения не подрывают жизнеспособность и эффективность стратегических наступательных вооружений Сторон».

В настоящее время развернуто два позиционных района американской противоракетной обороны — на Аляске и в Калифорнии, а также продолжается развертывание морского элемента данной системы Aegis (Aegis Ballistic Missile Defense System) на кораблях ВМС США. В отличии от наземной, система ПРО морского базирования обладает таким качеством как мобильность (развернута на кораблях), и может быть развернута вблизи границ всех «ядерных» стран в кратчайшие сроки.

В «Обзоре состояния и перспектив развития ядерных сил США» 2010г (Nuclear Posture Review), который, по сути, является частью американской ядерной стратегии, предусматривается наращивание средств ПРО морского базирования, которая, кстати, никак не ограничена в новом договоре.

В ближайшие четыре года из предполагаемых в составе военно-морских сил США 84 — 88 крупных надводных боевых кораблей данную систему планируется развернуть на 21 — 32-х. Таким образом, с учетом начавшегося таяния арктических льдов, весьма представительная группа из нескольких крейсеров и эсминцев сможет постоянно находиться в высоких северных широтах в случае необходимости, то есть в тех местах, где проходит траектория полета МБР и БРПЛ из РФ в США.

По мнению многих военных экспертов, развертывание новых позиционных районов (например, в Средиземном море, Болгарии или Румынии) будет выгодно в основном Европе, которая действительно будет защищена от иранских ракет. Размещенные в них ракеты-перехватчики не будут в состоянии перехватывать МБР РФ, Индии, Китая и др., предназначенные для поражения целей на территории США. С точки зрения защиты от ядерного оружия Индия и Китая в случае необходимости будет действовать наиболее эффективная и подходящая для этого система Aegis, которая может быть развернута непосредственной вблизи их границ.

Кроме того, в США может быть развернута значительная система ПРО воздушного базирования, представляющая собой лазерную установку на самолете «Боинг-747», предназначенную для поражения МБР и БРПЛ на активном участке траектории.

Так зачем США тратить огромные деньги на развертывание дополнительных позиционных районов и тем более в одиночку, если цели по практически максимальному размещению средств перехвата СНВ основных ядерных держав, представляющих угрозу национальной безопасности, военное руководство США уже достигло. Правильно, не зачем, но разыгрывать эту карту в интересах дальнейшего сокращения СНВ можно.

В связи с этим, руководство США, якобы, и отказалось от развертывания новых (ненужных) районов, делая своего рода «важнейшую» уступку, в обмен на скорейшее сокращение ядерного оружия. Необходимо отметить, что не исключено развертывание данных районов в перспективе, но уже совместно и при непосредственном участии других (наиболее заинтересованных в этом) государств (в том числе и России).

Данный аспект позволит военно-политическому руководству США укрепить положительный имидж страны, снизить для себя финансовую нагрузку, получить доступ к технологиям других стран, и делать это не в ущерб принятым соглашениям. Сокращение СНВ приведет к снижению финансовых затрат на его обслуживание и содержание, что позволит сэкономить порядка 2-3 млрд. долларов.

В соответствии с планами руководства США военный бюджет страны (и так самый большой в мире) на 2011 г. уменьшен не будет. В связи с этим высвободившиеся средства вероятнее всего будут направлены на различные программы и проекты, которые согласно концептуально-доктринальным документам являются приоритетными для развития вооруженных сил: трансформация систем космической связи, разведки и управления, то есть на качественное улучшение обеспечивающей эффективность применения высокоточного оружия инфраструктуры.

Также необходимо отметить, что американские крылатые ракеты «Томагавк» различных модификаций являются весьма универсальным оружием, отличающимся относительной дешевизной, обеспечивающим высокую точность поражения целей на значительном удалении от места пуска (1200-2500 км, а в перспективе и более) и гибкость применения (за счет возможности достаточно быстрой конвертации из ядерного варианта в обычный и обратно).

В ходе боевых действий в Ираке, Афганистане и Югославии ВВС и ВМС США применяли КРВБ и КРМБ в массовом порядке с достаточно высокой эффективностью. Таким образом, сокращение общего количества стратегических наступательных вооружений в мире, превосходство в области обычных вооружений и средствах ПВО-ПРО, уязвимостью критически важных объектов от ударов крылатых ракет, — приведет к увеличению общей военной мощи США и вероятности реализации превентивного обезоруживающего ракетно-ядерного удара в случае необходимости.

Снижение собственных запасов ядерных боезарядов и их носителей обеспечит ВПР дополнительным козырем при разговоре с «не совсем угодными» странами, ведущими разработку, создание или наращивание ядерного оружия. В условиях постоянного сокращения ядерного оружия и стремления к безъядерному миру реализация данных работ будет считаться не допустимой.

В связи с этим, у Вашингтона появятся дополнительные причины (предлоги) по их захвату или установлению в этих странах выгодного для себя политического режима. Данный аспект будет способствовать тому, что новых стран, реально представляющих угрозу национальной безопасности появиться не должно. В перспективе, при достижении еще меньшего уровня СНВ у основных ядерных держав, будут прорабатываться мероприятия по сокращению ядерного оружия всех остальных стран, к принуждению их к этому в случае необходимости, а также оказанию на них общемирового давления.

В частности, по словам Обамы: «Основные цели американской политики должны заключаться в предотвращении увеличения и не допущении распространения ядерного оружия, уменьшении роли и его количества в мире».

Вполне логичным представляется то, что в условиях значительного сокращения СНВ, преемственности этого процесса, глобальная разработка новых средств и выделение требуемых для этого значительных финансовых средств не представляется целесообразной. Таким образом, средств, способных действительно угрожать национальной безопасности США, с учетом месторасположения страны относительно других стран, в будущем может оказаться все меньше и меньше.

Благодаря огромному превосходству над всеми остальными странами в высокоточном оружии, США могут добиваться большинства военных целей с высокой эффективностью и без глобальной экологической катастрофы. В связи с этим СЯС для них в значительной степени обременительны.

На основании всего выше приведенного (сокращение СНВ, увеличение эффективности ВТО, фактическое достижение целей по размещению основных элементов ПРО, снижение финансовых затрат) можно утверждать, что ратификация договора крайне выгодна Вашингтону и он будет одобрен Конгрессом в ближайшее время, что сделает США еще на один шаг ближе к мировому доминированию.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here