НДС «подрезает крылья» микрофинансированию

0
9

Все чаще действующее налоговое законодательство становится предметом критики со стороны профессиональных и деловых кругов. Сегодня своим мнением делится директор консалтинговой компании «Альфа Плюс Консалтинг», президент Центра развития и исследований в области микрофинансирования (CMDR), к. э.н.

Александр Погосян.- После недавнего принятия «реформистских» поправок в налоговое законодательство нельзя назвать беспочвенной критику в их адрес. Особенно достается пресловутому НДС, который постепенно превращается в 20%-ый налог с продаж. В статье А. Оганесяна «Поправки к закону об НДС направлены против экспортеров» («ДЭ» №21 (525)) указывались те пункты действующего закона, которые практически замораживали средства экспортеров-предприятий, к деятельности которых государство наше должно было бы относиться с особым вниманием.

Действительно, по мнению самих экспортеров, данные поправки — это очередное «закручивание гаек» по отношению к тем, кто и так платит налоги. Однако экспортеры — не единственная мишень законотворцев.

Под прицел попало также микрофинансирование — одна из наиболее развитых областей финансового сектора экономики страны. Если конкретно, то речь идет о малозаметной, на первый взгляд, поправке к пункту 17 статьи 15 «Закона об НДС», которая с 1 января текущего года освобождает от НДС операции по предоставлению заемных средств только при условии, если они совершены со стороны банков или кредитных организаций, т. е. тех институтов, которые находятся под жестким контролем (что, кстати, совершенно справедливо) Центрального банка страны. Другими словами, предоставление финансового займа со стороны любого субъекта хозяйствования, кроме вышеназванных, должно облагаться НДС.

Однозначно, что цель данной поправки — «загнать» микрофинансовые организации в лоно жесткого регулирования со стороны государства. Всем известно, что микрофинансовые организации — наиболее динамично развивающиеся институты финансового сектора, предоставляющие кредиты на льготных условиях (активно практикующие также беззалоговое кредитование) десяткам тысяч мелких предпринимателей и при том все — за счет привлеченных извне ресурсов, т. е. без привлечения вкладов местного населения.

Кредитные операции не могут облагаться налогом на добавленную стоимость в принципе, так как, с точки зрения экономической теории, при таких транзакциях никакой стоимости не добавляется, вне зависимости от процентной ставки. На практике ни в одной стране мира кредитование не облагается косвенным налогом, причем независимо от размера кредита и участников кредитных сделок.

Наши же государственные мужи, ответственные за пополнение казны, вероятно, не знают, что финансовые транзакции освобождаются от НДС (та же статья 15) вовсе не потому, что банки или же какие-то еще институты нуждаются в льготах, которые сегодня можно великодушно предоставить, а завтра — отменить, а потому, что такие сделки в принципе не подпадают под налогообложение по части НДС.

Вопрос поднимался и будет подниматься на разных уровнях со стороны самих микрофинансовых институтов. Дело дошло до того, что руководство одного из крупнейших доноров армянской экономики (являющегося также донором некоторых микрофинансовых программ) направило официальное письмо руководству профильных министерств и ведомств, выражая тревогу за будущее микрофинансового сектора в стране. Надо признать: неприятно, но справедливо.

Есть надежда, что правительство и парламент все-таки найдут время, чтобы «убрать» некорректную поправку из статьи закона, которая в данном виде не только «подрезает крылья» набирающему обороты перспективному сектору экономики, но сама по себе неграмотна! Что еще можно добавить? Таких «оплошностей» в законотворчестве непростительно много.

Не хочется обвинять конкретных персон в недальновидности, а порой — в элементарной неграмотности. С другой стороны, было бы наивно предполагать, что новый начальник службы, министр или даже парламент в один момент захотят (смогут) избавиться от таких «киксов». Надо менять процесс принятия экономических законов. Для этого не потребуется вносить поправки в Конституцию или же принимать новые законы. В законотворческую культуру надо внести элемент предварительных консультаций, дебатов, а также, по возможности, анализа экономических последствий принятия законов и подзаконных актов.

Например, правительство может утвердить список исследовательских, неправительственных и профессиональных организаций, мнение которых желательно иметь до внесения проектов законов в парламент. А то получается, что на словах мы все выступаем за развитие частного сектора и устранение препятствий малому и среднему предпринимательству, а на деле ничего для этого не делаем.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here