ЛИЦО И ИЗНАНКИ ЯПОНИИ

0
15

В призрачной надежде разбогатеть за счет других немалая часть людей бросается в омут уголовного мира. Этот мир прочно утвердил себя как составная часть современного японского общества. Уголовная хроника служит повседневной излюбленной пищей всех средств массовой информации: печати, радио, телевидения и кино. Не проходит и дня, чтобы газеты не сообщали читателю имена жаждущих быстрого обогащения грабителей, убийц, вымогателей с соответствующими фотографиями и подробным описанием их преступлений.

Так, например, 7 апреля 1969 г. «героем дня» стал девятнадцатилетний официант Норио Нагаяма, арестованный токийской полицией при попытке совершить ограбление. В момент ареста преступника полиция изъяла у него пистолет и большое число патронов. Как выяснилось, из этого пистолета арестованный убил в течение нескольких месяцев четырех человек. На допросе этот изувер сообщил, что все убийства были совершены им с единственной целью — завладеть деньгами, находившимися у убитых им людей.Любопытным феноменом уголовной хроники Японии последних лет является рост женской преступности.

«В послевоенный период, — пишет обозреватель газеты „Майнити» Рёдзо Танихата в номере от 18 апреля 1969 г., — обнаружился примечательный рост активности женщин в области различных профессий и общественной деятельности. К сожалению, исключением не является и область преступлений. В соответствии со статистикой Токийского управления полиции в течение 1968 г. за участие в преступлениях были арестованы 45 573 женщины. Десять лет назад аналогичная цифра составила 31 836 человек, что означает рост почти в полтора раза. Двадцати процентам арестованных женщин было предъявлено обвинение в воровстве.

Работники следственных органов считают, что почвой преступлений такого рода служит развитие потребительской экономики, рост супермаркетов и других торговых центров, где имеются большие, чем прежде, возможности для совершения краж».О неуклонном увеличении преступности в Японии можно судить по итоговым данным Токийского управления полиции за 1968 г., опубликованным в японской печати в мае 1969 г. В соответствии с этими данными в Токио в 1968 г. в среднем каждые две минуты совершалось преступление. Каждый день в столице имело место в среднем 168 случаев воровства, или, иначе говоря, одно воровство совершалось через каждые восемь минут, причем общая сумма денег, похищенных в результате вооруженных ограблений, вымогательств, воровства и т. д, составила 13 029 млн. иен.

Из них 3854 млн. были похищены в банкнотах и звонкой монете. Лишь 13% общей суммы похищенных денег были возвращены полицией и судебными властями их прежним владельцам. В 1968 г. в общей сложности в Токио произошло 277 400 преступлений, что на 17 500 преступлений больше, чем в предыдущем году.К числу печальных «рекордов», зарегистрированных в Японии в 1968 г., следует отнести и количество конфискованных наркотиков — самое большое за послевоенный период. По данным полиции, у контрабандистов было изъято 6,3 кг героина, 7,9 кг морфия и 177 254 зерна гашиша. За тот же год полицией было задержано в общей сложности 2404 наркомана.

Знакомство с подобными цифрами невольно вызывает вопрос: а здорово ли общество, где процветает коррупция и растет преступность? Преступления бывают в любой стране — это бесспорно. Однако в одних странах общественный организм достаточно силен, чтобы противостоять и препятствовать распространению преступности, а в других странах эта болезнь прогрессирует. Япония, судя по всему, относится к числу стран, не обладающих необходимым иммунитетом в отношении преступности, и это говорит о нездоровом состоянии японского общества в целом.

Да, это так: современное японское общество нельзя считать здоровым организмом, какие бы высокие показатели роста производства ни демонстрировало оно в наши дни. Кривая роста экономики — это далеко не единственный критерий социального прогресса и прочности общества. Прочность общества, его жизнеспособность зависят от многих факторов, и в том числе от факторов социологического порядка. А в этом вопросе японское общество стоит перед лицом глубоких противоречий и трудностей, и сегодня нет никаких оснований рассчитывать на их преодоление в обозримом будущем