Кто прячется за маской?

0
11

Он нашел ее у бассейна, который не пользовался популярностью среди отдыхающих. Никого вокруг, только Катя. Закрыла лицо шляпой и лежит не шевелясь.- Катенька, — тихо обратился Александр.- Да?- Надеюсь, ты не думаешь, что я специально позвал Виталину обратно?- Нет.- Она сама приехала, — оправдывался он и думал: «Почему я стою перед ней и пытаюсь объясниться. Какое мне дело? Кто она мне? Никто», — отвечал сам себе и снова продолжал бубнить, пытаясь услышать в ответ слова утешения, понимания. Но Катя молчала. Она тоже думала. Как снова устранить соперницу. Теперь Виталина вызывала в ней ревность и злость. Как она посмела отобрать мужчину, который ей понравился? Катя не собиралась отдавать его какой-то модельке. У нее, модельки, таких как Саша, впереди еще не один десяток, а вот у Кати… Неизвестно, подарит ли еще судьба шанс?

Она не готова молча наблюдать, как длинноногая швабра выплясывает перед ним в обнаженном виде. Но и ревновать нельзя. Ни в коем случае нельзя показывать этого. Иначе он может утратить интерес, а она не должна допустить- Какое мне дело, – как можно спокойней произнесла Катя. – Ты волен в выборе. Я тоже. Мы всего лишь отдыхаем. Не правда ли? Никто никому ничем не обязан. Давай будем наслаждаться морем, отличным сервисом и всем, что преподносит случай. Мы свободны. Мы не давали никаких обещаний. Ты отдельно. И я отдельно. Договорились?- Да, я согласен с тобой.Слушая Катю, Александр понял нелепость оправданий. И вправду, чего пресмыкается? Она права.

Никаких обязательств.- Я рада, — улыбнулась она. – А сейчас извини, мне на массаж.- Нет проблем.Он посмотрел ей вслед и с облегчением вздохнул. Идиот! А чуть было не предложил совместного проживания. Недаром многие отмечают бурность курортных романов. Впрочем, как и их быстротечность. Однако, в глубине души понимал — пытается обмануть себя.Массажистка умело перебирала пальцами по ее спине, ногам, шее. Катя закрыла глаза и раздумывала. Правильно ли поступила? Была с ним натянуто вежлива и спокойна.

Вчерашние танцы Виталины не оставили ее равнодушной. Она ревновала. Металась по номеру и хотела знать, что там происходит. Неужели после того, как он, назвав ее лучшей любовницей, опустился до секса с Виталиной? Сволочь! Нельзя переживать, нужно оставаться беспристрастной – шептал разум, но она не хотела слушать. Этот бабник, гад, трахальщик всего живого, ублюдок, мерзавец нравился ей. Нравился на самом деле. По настоящему. Более того. Катя, наконец, призналась — уподобилась толпе несчастных, брошенных и страждущих девушек, влюбилась в него. Когда только успела? Как умудрилась? Однако факт оставался фактом.

Теперь ей предстояло самое сложное, зажать чувства в тиски и по-прежнему играть роль. Правда, игра будет даваться с трудом. Не особо то хочется строить из себя независимую стерву, когда руки желают обнять, голова склониться на плечо любимого, волосы – получить порцию ласки.И, тем не менее, она сможет. Катя, оставив чаевые массажистке, вышла в холл. Александр ее ждал. Он поднялся навстречу, но тут появилась Виталина, и полезла к нему целоваться. Дура! Катя лишь улыбнулась, увидев лобызания модели, и направилась в бар.Александру захотелось Виталину послать, но она нашептывала какие — то пошлости и тянула в номер.

Ему ничего не оставалось, как снять напряжение с ее помощью. Вчерашний отвергнутый минет, сегодня пришелся, как нельзя, кстати.Первая ласточкаМаксим откровенно радовался. Появился повод выпить, отпраздновать неожиданную удачу. Виталина вернулась. И теперь Сашка, словно побитая собака, курсирует между морем, моделью, бассейном, баром, исподлобья поглядывает на Катю и облизывается. Катя же делает вид, словно и не знает братца. Сучка! Но как держится!

Макс моментально воспользовался ее одиночеством и присел рядом в баре.- Катенька, вы расстроены?- Ни капли. Это игра. Будем считать – она закончилась, – не выдавая истинных эмоций, улыбнулась Катя.- Но признайтесь, Саша вам нравился.- Ровно настолько, насколько может нравиться мужчина в чужой стране, на курорте.- Неужели, вы столь бессердечны?- Скорее, реалистична.- То есть вам все равно, чем закончится эпопея с моим братом?- Более чем. Финал очевиден.- Значит, вы не вернетесь вместе в Киев? – осторожно выспрашивал Максим.- С чего вы решили?- Ну… — он разрывался. Говорить ли, что наслышан о споре? Если скажет, возможно, Катя станет более приветлива с ним, и нежна. Не будет строить недотрогу. Решил открыться- Вы ведь ключевая фигура в споре, — и игриво подмигнул. По крайней мере, так ему показалось.До чего же он отвратителен! Подмигивает, урод!

Хочется проблеваться. Катя еле сдерживалась, чтобы не плюнуть ему в лицо. Вместо этого, безразлично, даже лениво произнесла:- А — а… так вот для чего вы здесь. Следите, чтоб не отлынивала?- Да, меня попросили. Как лицо, приближенное к императору, – заржал Максим. — Но можете не сомневаться – я своими глазами видел, вы сделали все, что смогли. Однако, Сашка, неподъемная для вас ноша.- Почему вы так считаете?- Это же очевидно! Вернулась Виталина, и вы снова врозь. Да и потом, вы птица не его полета.— Так может теперь прекрасная девушка уделит внимание одинокому мужчине, — Максим поцеловал ей руку.- Я подумаю.

Скажите, а зачем все те расспросы об образовании, книгах и вообще? – недоумевала Катя.- Несмотря на то, что знаю, чем вы зарабатываете на хлеб с маслом, хотелось узнать вас получше. Да и убедиться, что Валерий не окончательно сошел с ума, поставив на вас. Он вообще редко ошибается в людях.- Убедились?- Результат превзошел все мои ожидания. Одного не пойму, зачем вам стрип – клуб? Вы заслуживаете большего.- А я там танцую для души, — соврала Катя.- В таком случае, чем вы занимаетесь в свободное от хобби время?- Уже говорила – праздно провожу дни напролет.- Можете себе позволить?- Да!Разговор с Максимом ее раздражал. Он, словно противная жидкая масса, проникает туда, куда вход закрыт и липнет. Ко всему прочему, приехал понаблюдать, хорошо ли она выполняет условия спора. Скот! Не удивится, если тот, другой банкиришка, и ему денег предложил, чтобы он влез в их отношения с Александром и не позволил выиграть оппоненту.Она поднялась, собираясь уходить.- Катя, я могу рассчитывать на ваше внимание сегодня вечером?- Посмотрим, — ответила неопределенно, хотя знала наверняка – нет.Девушка разозлилась. Так значит, Макс не сомневался в ее проигрыше. Она не может потянуть непосильную ношу в лице младшего брата?Да, откровенно говоря, ей и самой больше подходит вариант с неудачей, но сейчас захотелось пойти на принцип, наплевать на угрозы, деньги, сверх предложенных, на соперницу Виталину.

Снова, с большей силой, захотелось доказать себе – она может, она способна увлечь такого мужчину, как Александр. Она сделает из него влюбленного безумца, чего бы не стоило.МукиВторые сутки Фельдштейн не мог спать. Не помогало даже снотворное. Глотал две таблетки на ночь, а желаемый сон не приходил. Он нервничал. Он переживал. Мучился. Злился на самого себя и на окружающий мир. Николай чувствовал – ходит у края пропасти. Одно неверное движение и он полетит в глубокую яму, откуда спасения нет.Новостей было много, но хороших – считанные единицы. Так, например, вопрос с программистом решился. Хакером, взломавшим скоринговую систему в его банке, оказался двадцатичетырехлетний наркоман со стажем. Вчера ночью он скончался в клинике для наркозависимых.

Сотрудники службы безопасности банка, по наводке примчавшегося из США, Кости Семеренко, смогли вычислить подонка. Более того, они побывали у наркоши дома и… о Боги! увидели все доказательства вины – различные программы для хакеров, и саму систему. Оригинал и то, что от него осталось.Убитая горем мать ничего толкового пояснить не могла. Она не знала, с кем сотрудничал сын, кто ему платил, и чьи заказы он выполнял. Круг замкнулся. Найден виновный исполнитель, но не установлен заказчик. Тот, чье имя интересовало Фельдштейна значительно больше.

Тот, за чью голову он заплатил бы оставшиеся гроши.Гроши… слишком скромно сказано. В Швейцарском банке, на личном счету Николая хранилось порядка двух миллионов долларов, но… то был неприкосновенный запас. Он не желал рисковать этими деньгами, а подумывал продать часть акций. Но кому? Бахвалову — принципиально нет. Фельдштейн не собирался идти на уступки человеку, который всевозможными способами довел его до банкротства. Внутреннее чувство и кое-какие сведения из надежных источников подсказывали Николаю — это именно он.Предложить пакет акций он решил Валерию Ланевичу. Позвонил, договорился о встрече. Ланевич, услышав о чем речь, попросил пару часов на размышление.

Ровно через два часа Валерий дал добро и приехал к Николаю.- Что у тебя случилось? – спросил с порога.- Ничего особенного, но хочу продать часть акций.- Может, лучше заем?- Нет.- Но… ты не хуже меня знаешь, чем большее у тебя акций, тем спокойнее спишь.- Знаю, но сейчас у меня нет выхода. Ты готов купить?- Да. Но не потому, что хочу вмешиваться в твои дела, а просто по-дружески, чтоб помочь.- Спасибо за понимание.- Знай – я могила. Наш договор конфиденциален, – заверил Валерий.- Отлично.Они пожали друг другу руки, обсудили условия сделки и суму. Валерий уехал, а Николай вновь остался с мыслями, сжирающими его, подобно вечно голодному бродячему псу.Он убил несовершеннолетнюю девушку.

Пусть не хотел, пусть ее падение — нелепая случайность, а смерть – бзик судьбы, но… крыть нечем. Если когда-либо до сути дела докопаются – он потеряет все: бизнес, банк, семью, друзей. Проще умереть, чем оставаться с клеймом убийцы и провести остаток дней в тюрьме. Николай не советовался с адвокатом. Советоваться на данную тему – равносильно чистосердечно признаться. Но он проштудировал уголовный кодекс, просмотрел газеты и понял – правоохранительные органы даже не допускают версии о несчастном случает, выдвигается версия умышленного причинения смерти Интернет – маньяком. Он Интернет-маньяк?? Дожился!Николай больше не вспоминал о Миледи и не пытался ее найти. Более того, он ни разу после того случая не заходил в Интернет, боясь, что таким образом его вычислят. Да и перестала его волновать какая — то Миледи. Фельдштейн словно сбросил розовые очки. Каким наивным, глупым и бестолковым он был – уважаемый, солидный, осторожный и умный мужчина.Третья лишняяЦелый день Александр размышлял, как избавиться от Виталины. Вывод напрашивался один — все рассказать, снять для нее отдельный номер и провести остаток дней раздельно. Так и сделал. Конечно, она устроила истерику. Конечно, попыталась наобещать быть: послушной, кроткой, трахаться по три раза на день, не нюхать кокаин, не просить денег, не надоедать. На все ее «Не», он ответил жестким «Нет!». И тогда эта малолетняя модель посмела ему угрожать.- Послушай, девочка! – его голос стал металлическим. – Все это время, что мы были вместе, я ни в чем тебе не отказывал, но и ничего не обещал.

Если ты хочешь, вернувшись в Киев, сменить работу модели на работу проститутки в районе бульвара Шевченко, могу устроить. Не смей угрожать. Сейчас соберешь свои чемоданы, и я оплачу тебе отдельный номер. Ты можешь находиться здесь, в этом отеле, но не вздумай мешать мне! Ни при каких обстоятельствах! Иначе уже сегодня тебя выдворят из страны, как наркоманку.Виталина притихла. И кинулась складывать вещи. Он же позвонил и попросил администратора предоставить еще одни апартаменты.Когда за ней закрылась дверь, Александр подошел к окну и попытался рассмотреть, что делается в номере Кати. Кажется, она переодевалась. Он вдохнул – выдохнул и пошел к ней. Итак, день потрачен впустую.

Аналогичного продолжения не хочется. Да и вечера без нее он не представлял. Иначе останется напиться вместе с Максом и уснуть прямо в баре.Постучал. Она открыла, не забыв надеть очки.- Я снял для Виталины номер, — с ходу сообщил он.Катя еле сдержалась, чтоб не улыбнуться. Значит, соперница выдворена из игры. Теперь все будет зависеть от нее самой.- Поздравляю.- Можно я зайду?- Конечно.Он прошел и сел в кресло. Вздохнул. Долго, пронзительно смотрел на Катю.- Что ты со мной делаешь? Как тебе удается держать меня в таком напряжении? Я каждые пять минут возвращаюсь мыслями о тебе, Катя.- Ты пришел предъявлять претензии?- О, господи! Конечно, нет! Мне нравится, чертовски нравиться ощущать влюбленность, искать тебя глазами, смотреть на тебя. Представь, страдать и то нравиться!

Прошу, давай проведем оставшиеся два дня мирно. Не будем ссориться. Не станем устраивать друг другу вырванные годы. Я хочу наслаждаться тобой, твоим телом. Отвечать на все вопросы. Хочу обсудить возможные свидания в Киеве. У меня хватало сегодня времени для раздумий. Я определенно хочу изучить твои вкусы: гастрономические, клубные и другие. Ведь в шумной, с безумным стилем жизни, столице, не смогу уделять тебе столько времени, как здесь.

Поэтому должен заранее предусмотреть, уточнить. И ещеАлександр достал из кармана брюк коробочку и открыл ее. Там лежало изысканное сердечко, состоящее из двух половинок.- Я не привык носить подобные безделицы. Не согласишься ли ты сделать это за меня? Можно надену тебе кулон?- Да, — Кате захотелось броситься ему на шею от переизбытка чувств, но она побоялась все испортить излишней сентиментальностью.- Сходим к морю? А хочешь, снова поедем в Фаласарну?- Слишком долго ехать. Пойдем сюда.Катя надела купальник, расчесала волосы, потрогала кулон, ощущая приятную прохладу на шее. Не смогла сдержать улыбку. Все складывается как нельзя лучше. Нет, она не сумасшедшая портить один из самых ярких романов в ее жизни. Конечно, они проведут два незабываемых дня в мире и согласии.Снова вместеАлександр и Катя, держась за руки, вошли в воду. Пляж опустел. Солнце спряталось за кромкой моря, а на смену ему пришли сумерки. Туристы перебрались в сауны, массажные кабинеты и свои номера, для того, чтобы основательно подготовиться ко второй части Мармезонского балета. Ужин, плавно переходящий в попойку в баре, шопинг, танцы, прогулки при луне и прочие радости, доступные только тем, кому не нужно спешить на самолет и у кого в запасе несколько прекрасных дней отдыха.Они отошли подальше от пляжа в воду и стали целоваться. Он пощипывал ей соски и крепко сжимал ягодицы. Катя же нырнула рукой к нему в плавки и стала ласкать его пенис. Он возбудился моментально. Стащил плавки с себя, ее же трусики — стринги отодвинул в сторону. Осторожно вошел в нее. Она, словно пушинка, поддерживаемая волнами и его рукой, качалась вместе с ним в такт.На улице совсем стемнело. Он, не останавливаясь медленно продвигаться к берегу. Уложил Катю на спину у самой воды и лег между ее ног. Мужчина, смакуя, слизывал капли соленой воды. Он делал это умело. Катя бедрами помогала ему. Она крутила ими, словно юла и… волна оргазма вместе с большой морской волной накрыли ее одновременно.В море они больше не пошли.

Включили душ с теплой водой недалеко от берега и, прижавшись друг к другу, ждали, когда мелкие струйки сами смоют запутавшиеся в волосах морские водоросли, гальку и песок. Потом отправились в СПА – центр, где завалились в джакузи.- А я уже привык к твоим очкам, – неожиданно сообщил Александр. Теперь, наверное, когда увижу твои отдохнувшие глазки, буду еще и ностальгировать за «мечтой сталевара».- О! Новенькое название!- Это Макс придумал. Все достает меня расспросами, почему ты прячешь глаза.- Надеюсь, ты объяснил?- Да, но он не верит. Тебе и вправду есть, что скрывать?- Кто знает, — неопределенно ответила Катя и загадочно улыбнулась.Она как раз уселась на бьющую струю.

Девушка не смогла сдержать вздох.- Что с тобой? Что происходит? – не понял Александр.- Не скажу, — рассмеялась Катя, принявшись подниматься и опускаться на ключ воды.Наконец, он сообразил. Перебрался к ней и стал помогать. Катя прикрыла рот ладошкой, чтобы не застонать слишком громко. Струя сделала свое дело. Катя отползла от греховного места и растянулась, положив голову на мягкую резиновую подушку.- Кать, ты невероятная! – он пальцами гладил ее по руке.- Какая есть.- У меня еще ни разу не было подобного отдыха. Я счастлив.- И я… — эхом отозвалась Катя.- Давай сходим поужинаем, а потом, возможно, метнемся в Ираклион.- Не возражаю.