Внук убил инвалида, не дав ему лекарства

0
15

Расследования обстоятельств смерти Владимира Николаевича В., инвалида с парализованными ногами и больным сердцем, началось со звонка в милицейское отделение. Мужчина, отказавшийся назвать свое имя, поинтересовался, может ли он заявить о преступлении, которое видел в окно.Получив утвердительный ответ, звонивший гражданин Мурадян Ф. почти сразу же прибыл в милицию и рассказал, что не далее, как вчера вечером, стоя у окна своей кухни, увидел нечто странное в окнах дома напротив.Не поленившись взять бинокль, он принялся разглядывать происходящее более внимательно. Шторы были раздвинуты, и он видел старика, который, сидя в инвалидной коляске, вздрагивал и держался за сердце, а напротив него стоял мужчина, стоял и смотрел, не пытаясь чем-нибудь помочь.Потом старик, видимо, затих и замер. Мужчина постоял еще какое-то время, затем, словно спохватившись, обернулся и задернул шторы.

Сперва наблюдательный гражданин подумал, что старик и мужчин просто ругались, но уже утром следующего дня узнал от соседей, что в доме напротив умер старик-инвалид, умер от сердечного приступа.Информация нуждалась в проверке, и один из оперативников был направлен в больницу. Выяснилось, что Владимир Николаевич В., давний пациент поликлиники, действительно скончался от сердечного приступа. Но сам приступ, по мнению лечащего врача, вполне мог был вызван, например, тем, что пожилой человек забыл выпить лекарство, которое должен был принимать дважды в день.На вопрос, можно ли было спасти ему жизнь, дав лекарство в момент приступа, врач ответил, что можно. Однако молодой человек, вызвавший скорую, внук Владимира Николаевича, сказал, что в тот момент, когда с дедушкой случился приступ, он принимал душ и ничего не слышал.»Потом я вспомнил, — рассказывает лечащий врач Владимира Николаевича, — что он несколько раз жаловался мне на своего внука. Мол, мальчик молодой, все время занят, и не уделяет ему должного внимания.
Тогда я думал, что он просто любит поворчать, как все старики, но теперь это предстает в совсем другом свете.»Денис, восемнадцатилетний внук покойного, студент, жил у чтобы следить за дедом, помогать по дому, в общем, выполнять роль сиделки и горничной. За это дед написал завещание, по которому квартира и небольшие сбережения Владимира Николаевича доставались Денису.Свидетельства Ф. Мурадяна, казалось бы, было достаточно, чтобы обвинить Дениса в преднамеренном убийстве собственного деда. Однако когда родители молодого человека узнали, в чем его обвиняют и кто является главным свидетелем, они подняли шум.Оказалось, что гражданин Мурадян дважды проходил курс лечения в психиатрической клинике, и один раз был оштрафован за «хулиганство» — жители соседнего дома хорошо знали его как человека, постоянно дежурящего у окна с биноклем, любителя подглядывать за чужой жизнью.Оперативнику, совсем недавно разговаривавшему с лечащим врачом Владимира Николаевича, пришлось продолжить обход больниц, чтобы взять характеристику на Мурадяна.
Психиатры нашли у Мурадяна небольшие сексуальные расстройства, но признали его дееспособным и вполне отвечающим за свои поступки. Однако подобная репутация, конечно же, не могла пойти на пользу главному свидетелю обвинения.И все же в прокуратуре был получен ордер на осмотр вещей покойного. Среди множества хранимых им бумаг сотрудники милиции нашли нечто наподобие дневника — записки, которые Владимир Николаевич сам называл мемуарами.Несколько записей, относящихся к периоду последнего года, дали новые сведения об отношениях внука и деда.Владимир Николаевич писал, что постоянно ощущает, как он надоел внуку, с каким трудом и неохотой он выполняет свои обязанности, связанные с уходом за ним.Были в дневнике и рассказы о ссорах, которые в последнее время происходили все чаще. Судя по всему, Владимир Николаевич, не смотря на тяжелую болезнь, ощущал себя главным, старшим в доме, и пытался командовать своим внуком.Он установил надзор за его «расписанием жизни», следил, чтобы ровно три часа в день Денис уделял занятиям с книгами, поменьше смотрел телевизор и не приводил в дом друзей. Из-за этого между ними было несколько серьезных стычек.
Одна из последних произошла за неделю до смерти Владимира Николаевича. В десять вечера, когда Денис думал, что дед уснул, он тихонько впустил в дом девушку и провел в свою комнату. Однако старик услышал это и устроил внуку настоящий скандал, выгнав девушку.»Денис швырнул об пол мою чашку и крикнул, что я и так полумертвый, что я во всем от него завишу. Кричал — не смей больше мной командовать. Я сказал ему, что если он будет так себя вести, я не буду оставлять ему квартиру, а приглашу любую из своих племянниц. Он закричал — ну и приглашай, — ушел в комнату и хлопнул дверью. Но утром, как всегда, мы помирились.»Мотив, побудивший Дениса убить собственного деда, прослеживается совершенно четко. Во-первых, он хотел освободиться от обузы, которую для него представлял Владимир Николаевич, а во-вторых, получить в свое распоряжение квартиру, в которой сможет жить как ему захочется.Не было сомнений и в том, что смерть инвалида была не просто случайностью, что Денис сделал это вполне осознанно.
И все же доказательств против него было недостаточно. Довести дело до конца помогла чистая случайность.Желая подтвердить факт ссоры между Денисом и Владимиром Николаевичем, решено было найти девушку, которую молодой человек приводил к себе домой тем вечером. Сам Денис не пожелал назвать ее имени, но, расспросив его знакомых, следствие установило, что ею была Марина К., однокурсница Дениса.Про странному совпадению, на следующий день после смерти Владимира Николаевича Марина спешно уехала к своей замужней сестре, жившей в пригороде.Ее разыскали и вызвали для допроса. На все вопросы об отношениях Дениса и его деда девушка отвечала «я ничего не знаю» и «не помню». Однако когда ее попросили описать, что произошло, когда Денис пригласил ее к себе домой, спросила «откуда вы знаете?», а потом расплакалась.
Марина начала рассказывать, и вскоре оказалось, что описывает она не тот эпизод, о котором говорится в дневнике Владимира Николаевича, а непосредственно тот вечер, когда он был убит. Но перебивать ее не стали.Тем вечером Денис снова пригласил ее и пообещал, что скандала не будет. Марина жила в общежитии, где уже месяц не было горячей воды, и отказаться от приглашения искупаться и переночевать дома у своего парня не смогла, хотя и побаивалась Владимира Николаевича.Она ждала в подъезде, потом Денис открыл дверь и тихонько впустил ее. Они пробрались в его комнату и сели пить чай, как вдруг раздался стук в дверь и Владимир Николаевич, до этого смотревший телевизор, начал ожесточенно дергать ручку.Марина испугалась и хотела спрятаться, но Денис велел ей не делать этого. Он отпер дверь, схватил инвалидное кресло деда за спинку и, не смотря на протесты Владимира Николаевича, повез его в другую комнату.Марина слышала, как они кричат друг на друга, потом решила пойти к ним и сказать, что не надо, она все равно сейчас уйдет.
Когда она вошла в комнату, Владимир Николаевич уже хрипел, схватившись за сердце, а Денис стоял перед ним, скрестив руки и смотрел.Девушка утверждает, что хотела помочь чем-нибудь, спросила, где лекарство, но Денис тут же вытолкнул ее в коридор и велел ждать в его комнате.Потом он уговаривал ее никому ничего не рассказывать, убеждал, что и ему, и Владимиру Николаевичу от этого будет только лучше. Но Марина испытала настоящий шок, и, как только вернулась в общежитие, собрала вещи и уехала от Дениса подальше.Теперь преступника ожидает суд. Его родственники нашли хорошего адвоката, и тем не менее, при двух свидетельствах против него, Денис, убивший своего деда, не избежит должного наказания.