Венчурная индустрия и налоговая политика

0
69

Венчурная индустрия и налоговая политика

Вопрос о желательной налоговой политике государства в инновационной сфере и венчурной индустрии представляется достаточно дискуссионным. Существует широко распространенное мнение о том, что налоговую систему целесообразно использовать как инструмент стимулирующий развитие тех или иных желательных видов деятельности. Ряд специалистов рекомендуют государству предоставлять налоговые льготы проектам в инновационной сфере и венчурной индустрии.

При этом ссылки на практику развитых стран, где действительно используются те или иные формы налоговых льгот применительно к инвестициям в высокотехнологичные проекты, казалось бы подтверждают правильность рекомендаций по предоставлению таких льгот и в России.

Однако, налоговые льготы имеют свою экономическую цену – это не только снижение налоговых сборов в бюджет (по крайней мере в краткосрочной перспективе), но и искажение относительных цен, которое ведет к неоптимальному размещению экономических ресурсов.

Из теории налогообложения экономистам известно, что подавляющее большинство налогов оказывает искажающее воздействие на процесс принятия решений относительно использования трудовых, финансовых и др. ресурсов, что приводит к потерям в экономическом благосостоянии. При этом налоговые льготы вносят дополнительные искажения.

В ходе налоговой реформы в России это обстоятельство пытались учесть, и в Налоговом Кодексе были ликвидированы многие из прежде существовавших льгот. Одновременно были снижены налоговые ставки, ускорена амортизация активов, несколько упорядочено определение налоговой базы, то есть идеей реформы было понижение налоговых ставок, расширение базы налогообложения за счет отмены льготных категорий.

Поэтому идеи о том, что высокорисковые высокотехнологичные проекты следует выделить в особую категорию и применять некое льготное налогообложение было бы движением назад к усилению искажений, создаваемых налоговой системой. В то же время понятно, что государству действительно следует поддерживать и стимулировать развитие инновационной сферы. По мнению специалистов здесь больше подходят прямые формы финансирования высокорисковых проектов, например через программу грантов, льготных кредитов.

Механизм такой финансовой помощи более прозрачен, и при правильном подходе к делу «более конкурентный». Это означает, что дополнительные ресурсы получают те, кто способен доказать жизнеспособность своего проекта или, по крайней мере, продемонстрировать продуманность проекта в соревновании с другими претендентами. Опасность предоставления налоговых льгот в данном случае состоит в том, что создаются стимулы для попыток всеми силами попасть именно в эту льготную категорию, используя формальные признаки, которые законодателям придется прописать в законе.

В этом смысле прямой отбор грантополучателей создает меньше искажений и поэтому более эффективен с народнохозяйственной точки зрения. Почему же в развитых странах все же используются различного рода налоговые льготы? Это, как правило, накопленный в течение длительного времени результат активного лоббирования, а также стереотипные представления о возможностях налоговой системы. Вышесказанное отнюдь не означает, что никакие коррекции в налогообложении не требуются.

Требуется коррекция учета реальных расходов на ведение бизнеса, в том числе и высокотехнологичного, в частности полный учет расходов на проведение НИОКР при налогообложении прибыли (даже если их проведение не принесло полного ожидаемого результата). Требуется уточнение процедуры постановки на учет и амортизации нематериальных активов, на создание которых были затрачены средства и многое другое .

Тем не менее, целесообразно дополнительно обозначить ряд дискуссионных предложений по вопросам льготного налогообложения субъектов венчурной индустрии. Значимость этих предложений определяется существенным влиянием, которое может оказать их практическая реализация на динамичное развитие венчурной индустрии.

Предложение: Несмотря на то, что в каждой отдельной стране требования к субъектам венчурной деятельности имеют свои отличительные черты, всем им присущи некоторые общие особенности, использование которых с учетом российского законодательства позволит выработать необходимые условия для применения к субъектам венчурной деятельности льготного налогообложения.

Такими требованиями для венчурных инвесторов могут быть:

  • венчурный фонд и управляющая компания должны быть зарегистрированы на территории Российской Федерации;
  • основной капитал фонда должен быть инвестирован в акции или ценные бумаги российских компаний, не котирующихся на фондовых биржах;
  • инвестиции должны предоставляться на период не менее 5-7 лет;
  • венчурный фонд должен обладать только миноритарными пакетами акций инвестируемых им компаний.Требованиями для компаний-реципиентов могут быть:
  • акции компании не должны продаваться на фондовой бирже;
  • компания должна попадать под определение «малой компании», «инновационной компании» и т.д.В настоящее время под субъектами малого предпринимательства в РФ, согласно закону «О государственной поддержке малого предпринимательства», понимаются коммерческие организации, в уставном капитале которых:
  • Доля участия субъектов Российской Федерации, общественных и религиозных организаций (объединений), благотворительных и иных фондов не превышает 25\\%.

§ Доля, принадлежащая одному или нескольким юридическим лицам, не являющимся субъектами малого предпринимательства, не превышает 25\\%.

§ Средняя численность работников за отчетный период не превышает определенных предельных уровней (от 30 человек для розничной торговли до 100 человек в промышленности). С учетом последнего требования, значения таких критериев отнесения коммерческой организации к числу малых предприятий, как численность работающих и доля, принадлежащая одному или нескольким юридическим лицам, не являющихся субъектами малого предпринимательства, должны быть увеличены.

Предложение — В пункте 1 статьи 3 Закона РФ от 14.06.95 № 88-ФЗ слова «25 процентов» заменить на «75 процентов», а указанные количества работников пропорционально увеличить в три раза.

Необходимо отметить, что данное предложение является наиболее дискуссионным. Ряд экспертов отмечают, что в случае расширения указанной категории, существенно увеличится круг организаций, желающих попасть в нее, и возникнет эффект «искусственного дробления экономики».

Опасность, что «кто-то другой» воспользуется льготой, безусловно, всегда есть. Смысла «дробить компанию» если за этим не стоят деньги (в виде льгот, преференций и т.п.) ни у какого владельца нет. «Малому», в сегодняшнем понимании, предприятию весьма проблематично привлечь, например, кредитный ресурс, а прямому инвестору оно малоинтересно.Однако, сегодня предприятия дробятся только из-за низкого барьера «упрощенной системы» , которая дает возможность оптимизировать накладные расходы и налоги только на самом раннем этапе.

Основная проблема заключается в том, что существующая льгота никоим образом не стимулирует динамичное развитие привлекательного для инвестора бизнеса. Если синхронизировать указанное выше предложение и предложение по «упрощенной системе», то получится хороший стимул для легального развития. При этом, учитывая, что не всякий бизнес способен развиваться (давать прирост оборота) с такой же динамикой как это должны делать компании, получившие венчурные инвестиции, необходимо дополнить положения закона по «упрощенной системе» именно динамическим параметром.

Например: «малое предприятие сохраняет возможность ведения упрощенной отчетности и соответствующие налоговые ставки при условии, что годовой прирост оборота после достижения предельной для данной категории компаний величины оборота (по налоговой льготе) составляет ХХ\\%\\% … или по соответствующей шкале.»

При этом, возникает постоянно растущая, легальная и прозрачная для налогообложения база – оборот, а у компаний – лидеров роста, возникает возможность сохранения системы отчетности, единой ставки и стимул «не дробить бизнес». Естественно, все это можно ограничить, например, сферой деятельности компании, в развитии которой заинтересовано государство.

Необходимо отметить, что налоговые стимулы помогают в решении и такой проблемы, как удержание вложенных инвестиций. Устанавливаемые для вкладчиков требования по удержанию акций на протяжении длительных периодов, а также предоставляемые налоговые льготы при условии постоянного реинвестирования получаемых доходов позволяют малым и средним компаниям на протяжении продолжительных периодов использовать предоставленные инвестиции.

Предложение — Разработать и внести в российское налоговое законодательство нормы, стимулирующие вложение инвестиций в венчурную индустрию, в основе которых бы лежало:

  • снижение налога на прибыль организаций при условии вложения инвестиций в акции и ценные бумаги компаний, не продающихся на фондовых биржах;
  • установление специальной налоговой ставки на доходы, получаемые венчурным фондом при «выходе» из инвестируемой компании .Доход от продажи акций (долей участия) российских предприятий на данный момент облагается налогом на прибыль по ставке 24\\% (статьи 250, 268, 280, 284 НК). Налоговая база определяется как разница между суммой дохода и величиной расходов на приобретение имущества. Между тем, в некоторых странах такой доход полностью освобождается от налога при условии, что доля участия акционера в уставном капитале предприятия превышает 25\\% («participation exemption») (страны ЕС).

Одним из направлений развития системы льготного налогообложения субъектов венчурной деятельности может стать разработка мер направленных на привлечение к участию в венчурном инвестировании физических лиц. В настоящее время такое участие возможно только при создании венчурного фонда в форме простого товарищества. Поскольку для создания фонда должен быть заключен Договор простого товарищества на ведение предпринимательской деятельности, участие в нем разрешено только индивидуальным предпринимателям и коммерческим организациям.

Следовательно, физическим лицам, желающим стать инвесторами, необходимо зарегистрироваться в качестве индивидуальных предпринимателей, что несколько затрудняет их участие.Кроме того, в случае продажи акций (долей участия) физическими лицами, последние будут облагаться налогом на доход на сумму превышения дохода от продажи акций (долей участия) над расходами по приобретению этих акций (долей участия), или сумму превышения дохода от продажи акций (долей участия) над суммой в размере 125 тыс.руб. в течение календарного года (например, при невозможности подтвердить расходы по приобретению). Кроме того, в случае, если продавец владел акциями (долями участия) более трех лет, то он полностью освобождается от налога.

НДС на управленческие услуги. Согласно статей 146, 148 НК такие услуги, оказываемые предприятию — объекту венчурного финансирования, облагаются российским НДС по ставке 20\\%. Учитывая, что предприятия, получающие венчурные инвестиции, несут достаточно большие расходы по модернизации производства, получают юридические, бухгалтерские, управленческие и иные консультации, но все еще производят недостаточно продукции для возмещения НДС, то уплаченный по управленческим услугам НДС является существенной нагрузкой для него.

Предложение — Было бы целесообразно освободить предприятие от НДС по управленческим услугам, например, в течение периода времени, необходимого для окупаемости инвестиций.Очевидно, что все высказанные выше предложения потребуют тщательного рассмотрения и серьезной проработки.